Желчь и пепел

Желчь и пепел

Население северных территорий нашей страны давно многонационально, но хорошо себя чувствуют здесь только те, кто смог перенять у местных народов привычки, порой очень необычные для других климатических зон России.

Прежде всего речь о привычках пищевых. Мало найдётся сегодня жителей Ямала, Югры или Таймыра, какой бы национальности они ни были, которые не любят строганину из муксуна. Мороженая рыба северных рек нарезается тонкой стружкой и поедается в сыром виде с перцем и солью.

Это блюдо из кухни местных народов: ханты, манси, ненцев, нганасан. С медицинской точки зрения – великолепный источник белка, экологически чистый, быстро усваивается, даёт много энергии, а обработка холодом гарантирует гибель возможных паразитов.

Сейчас реклама настойчиво предлагает населению таблетки для лучшего переваривания пищи, уверяет, что без них в путешествие отправляться просто нельзя. Но северные народы издревле успешно обходились иными средствами.

Например, желчью рыбы. Этот способ у них переняли продвинутые рыбаки, «понаехавшие» добывать углеводороды.

Поймав большую рыбу, её тотчас потрошат, аккуратно извлекают неповреждённый желчный пузырь и предлагают самому старшему или самому уважаемому члену команды. Тот с благодарностью заглатывает подношение, не разжёвывая.

Ещё лучше проскальзывает внутрь мороженный желчный пузырь. И после этого, говорят, любые гастрономические особенности национальной рыбалки не страшны.

Кстати рыбу, выловленную из реки, не принято оставлять умирать в мучениях на воздухе. Надо сразу оглушить, а лучше быстро обезглавить, чтобы не страдала. Объяснение тому, например, у кетов, живущих на Енисее, издревле простое: «Нельзя есть страх рыбы».

А ведь не так давно учёные выяснили, что, мучительно умирая, любой организм выбрасывает в свои ткани ядовитые вещества.

Но мудрость северных народов воспринимается согражданами из других регионов не только на уровне еды. Когда русский врач на Чукотке после операции выходит к родным больного и как бы между прочим произносит: «Я свою работу сделал, теперь идите с духами договаривайтесь», это не значит, что он слегка не в себе.

Просто опытный и эмпирическим путём выяснил, что в этих широтах почему-то могут выздороветь самые безнадёжные больные, если родственники приносят жертву духам.

Вспоминается поразивший меня некогда разговор с российским немцем Фёдором Миллером, который много лет живёт на севере Камчатки и так влюбился в людей и край, что попросил своих детей (наполовину коряков), когда наступит время, обязательно похоронить его по корякскому обычаю – с песнями и плясками сжечь на костре. А пепел развеять по тундре.

Это, по утверждению аборигенов, гарантирует, что душа человека воплотится в тело именно в этой местности, а не где-нибудь на экваторе.

Железные исполины, дерущиеся светящимися мечами, люди, плохо переносящие солнце, но хорошо передвигающиеся под землёй, – эпос народов Севера – настоящая кладовая креативных идей для кинематографа и художественной литературы. И дай бог, чтобы не случилась ядерная зима и россиянам не пришлось всерьёз изучать опыт долгой и счастливой жизни коренных малочисленных народов Севера в запредельно морозном безмолвии Арктики.

Но и в этом печальном случае именно северные народы имеют больше всего шансов выжить и начать новую страницу человеческой истории.

Вулкан Убинас в Перу выбрасывает пепел и газ (новости)


Читать также:

Читайте также: