Завершились судебные слушания по делу евгения адамова

Завершились судебные слушания по делу евгения адамова

В понедельник в Замоскворецком суде Москвы до позднего вечера продолжались прения сторон по делу бывшего главы Минатома Евгения Адамова, обвиняемого в мошенничестве, которое, как считает сторона обвинения, он совершил, пользуясь служебным положением. Прокурор Антипов, выступивший на прошлой неделе с обвинительной речью, слушать речи адвокатов не пришел – представлять гособвинение его коллеге Вере Пашковской пришлось в одиночестве.

Адвокаты вошли в зал заседаний, бурно обсуждая, как все выходные готовились защищать своих доверителей. Первым к трибуне, с видом выучившего урок отличника, выскочил Дмитрий Харитонов (защитник второго обвиняемого, Вячеслава Письменного) и бодро начал: «Обвинение, которое мы выслушали в минувший четверг, от начала и до конца основано на ощущениях, предположениях и умозаключениях.

Я собираюсь доказать, уважаемый суд, что в действиях моего подзащитного не только нет состава преступления, но и самого события преступления не было».

Выступая один за другим, юристы заявляли, что ни один из пунктов обвинения не доказан. По словам адвокатов, Вячеслав Письменный, Ревмир Фрайштут, Евгений Адамов и Александр Чернов (четвертый обвиняемый, находящийся в розыске) не создавали никакой преступной группы, так как, например, Фрайштут и Письменный не знали Чернова в то время, когда, по версии следствия, было совершено хищение акций.

Самого факта хищения тоже не было, считают защитники: ведь не указано ни юридическое лицо, которое владело акциями компании GNSS (посредника в американско-российской торговле ядерными материалами), которые якобы присвоили подсудимые, ни сколько стоили эти акции. Незаконного прощения долга компании GNSS перед ОАО «Техснабэкспорт», акции которого на 100% принадлежат государству, тоже не было, говорят адвокаты – просто «Техснабэкспорт» получил деньги не от GNSS, а напрямую от обанкротившейся американской компании НИАГ.

«Доказательства невиновности моего подзащитного, а также Письменного и Адамова рассеяны по всему делу, они только и ждут, чтобы их собрали воедино», — призывала суд повнимательнее присмотреться к материалам дела адвокат Фрайштута Ксения Карпинская.

Суд тем временем уже устал выслушивать доказательства невиновности. Председательствующая Ирина Васина подпирала отяжелевшую от адвокатских доводов голову то правой, то левой рукой, а во время выступления адвоката Адамова Тимофея Гриднева и вовсе несколько раз исчезала под столом.

Оживиться и судей, и всех присутствовавших в зале заставило выступление второго адвоката Евгения Адамова – Генри Резника.

«Адвокатская практика показывает, что самое сложное – защищать невиновных. Это дело, уважаемый суд, создано искусственно, в нем отсутствуют хотя бы малейшие доказательства», — начал Резник.

Юрист заявил, что дело против «заведомо невиновного» Адамова было заведено в России только для того, чтобы добиться его экстрадиции из Швейцарии, где экс-министра задержали в 2005 году по просьбе властей США.

«Решили вышибать клин клином — несостоятельное американское обвинение заменили российским. Тоже несостоятельным», — пояснил адвокат.

«Сляпали быстренько обвинение, обманули швейцарцев и успокоились. Полгода не велось следствие по делу Адамова, господа судьи, полгода!

А человек сидел в СИЗО!» — восклицал Резник, возмущаясь тем, что это появившееся на основе «надуманных» обвинений дело вообще дошло до суда. Адвокат согласился со своими коллегами, заявив, что в деле нет доказательств виновности Адамова, а есть только «невнятные выводы, сделанные с помощью прокурорской логики, которая, видимо, ничего общего с аристотелевой логикой не имеет».

«И все это нагромождение домыслов завершается просьбой вынести смертный приговор!» – уже дрожащим от эмоционального напряжения голосом почти кричал Резник.

«Ведь на скамье подсудимых люди пенсионного возраста. И прокурор, которая им во внучки годится, просит обречь их на смерть за решеткой!» — пояснил адвокат.

Закончив пламенную речь, Генри Резник обратился к суду: «Надеюсь, господа судьи, профессиональная честь и человеческая совесть не дадут вам осудить невиновного» — на что тут же получил замечание. «К суду следует обращаться «уважаемый суд» и «ваша честь», господин адвокат», — строго заметила судья Васина, предоставив возможность высказаться гособвинению и потерпевшим.

«Хочу обратить внимание суда, что анализ «никаких» доказательств защита анализировала в течение целого дня», — с сарказмом отметила в прениях «годящаяся обвиняемым во внучки» прокурор Пашковская.

Очередь обвиняемых выступать подошла уже поздним вечером. Самым кратким было последнее слово Ревмира Фрайштута. «Я не собираюсь навязывать вам убеждение в моей невиновности.

Оно там, где ему следует быть – в моей совести», — скрывая волнение, сказал подсудимый и вернулся на место. Вячеслав Письменный, также заявив о своей невиновности, заметил, что прокуратура «усмотрела уголовное преступление в простом хозяйственном споре». «Самое страшное, что вы уже сами в это верите», — с грустью в голосе сказал Письменный, глядя на прокурора из-под очков.

Адамов казался бодрее остальных подсудимых. Он, уже по традиции подкрепив свое выступление графической схемой, кратко опроверг каждое обвинение. «Меня тут один свидетель назвал буквоедом.

Так и есть», — прокомментировал экс-министр собственную страсть к наглядным пособиям.

Завершая свою речь, Евгений Адамов потребовал не только оправдать его по всем пунктам обвинения, но и наказать тех, кто эти обвинения «выдумал».

«Я требую привлечь к ответственности инициаторов этих клеветнических обвинений, принести мне извинения за очернение репутации и незаконное заключение под стражу, а также выплатить компенсацию за моральный вред в размере одного рубля», — заявил Адамов, после чего судебное заседание было объявлено закрытым.

Приговор Адамову, Письменному и Фрайштуту коллегия судей вынесет 19 февраля.

Приговор замакиму Риддера Бауржана Курманбаева сбившему насмерть 19-летнего парня


Читать также:

Читайте также: