Законы из дсп

Законы из дсп

Мы живем по тайным законам, обязаны исполнять распоряжения, которых почти никто не видел, а наши права и обязанности регулируются секретными постановлениями. Такой вывод следует из эмоциональной речи министра финансов Алексея Кудрина.

Вскоре после отставки Ю. Лужкова он заявил: «Четверть распоряжений московского мэра подписывалась в секретном или закрытом характере и не публиковалась в нарушение законодательства». Эксперты добавляют: так делают далеко не только в Москве.

Секретные законы, касающиеся всех и каждого, в огромном множестве штампуют все федеральные ведомства.

Не секрет: чиновники у нас неподотчетны никому, кроме собственного начальства. Зато общественного внимания они часто боятся как огня.

Так что дай им волю – засекретят все, что можно. Вплоть до текста Конституции и правил дорожного движения.

Не верится? Тем не менее, по оценкам Института развития свободы информации, федеральные чиновники секретят минимум каждый пятый официальный документ. И если бы речь о настоящих государственных тайнах!

На деле – чаще всего скрывают совершенно безобидную, но по какой-то причине не удобную для чиновников информацию.

Примеров – навалом. Взять тот же Минфин.

В мае 2010 г. ведомство вызвало скандал, закрыв от общественности информацию о состоянии Резервного фонда и Фонда благосостояния.

Власти действуют в том же духе на всех уровнях. Недавно Заксобрание Пермского края преспокойно наложило гриф «Для служебного пользования» (ДСП) на официальные итоги проверки пожара в клубе «Хромая лошадь».

Общественность больше месяца ждала информации – пока не выяснилось, что она лежит под сукном на столе губернатора О. Чиркунова. Причем все это время людей кормили сказками, будто документы затерялись по пути от Москвы до Перми.

Также – по понятной причине – невозможно найти в открытом доступе большинство распоряжений о различных привилегиях, льготах и компенсациях госчиновникам. Заодно гриф ДСП ухитрились наложить на проект российской внешнеполитической доктрины и ведомственную инструкцию о порядке досмотра авиапассажиров.

Что интересно, за разглашение такой дээспэшной информации – нет никакого наказания. Бумаги «Для служебного пользования» вообще не считаются секретными.

Это же не документы под грифом «Совсек», тем более – «Особой важности» или самые сокровенные тайны страны – «особая папка».

С теми – все намного сложнее. По закону «О гостайне», чтобы наложить на документ серьезный гриф, – нужно собирать специальную межведомственную комиссию. Она будет дотошно проверять – действительно ли бумаги не предназначены для глаз всех и каждого.

Но для ДСП комиссия не требуется. Достаточно единоличного решения начальника ведомства.

На этом и зиждется столь бурная любовь бюрократов всех калибров и мастей к служебному грифу.

Одна проблема. Конституция запрещает применять неопубликованные законы и нормативные акты, если они затрагивают права и свободы граждан.

Также она гарантирует право на получение информации о деятельности госорганов. Чиновников смог бы вразумить только давно подготовленный Минэкономразвития, но который год барахтающийся в ведомственных болотах «Закон о служебной тайне».

Он вводит 37 видов информации, которые нельзя скрывать от народа. В том числе – чиновничьи льготы и привилегии.

Вдобавок придется доказывать, что информация может нанести ущерб. За произвол – штраф в 20–30 МРОТ.

Революционный закон обещали принять еще в 2003 г., но воз и ныне там. А пока мы вынуждены узнавать правду по капельке.

В основном она просачивается, когда устраивают драку высокопоставленные чиновники.

Галилео. ДСП 🛠 Chipboard


Читать также:

Читайте также: