Верховный суд согласился, что запрет на ношение хиджабов в школе не нарушает свободу вероисповедания

Верховный суд согласился, что запрет на ношение хиджабов в школе не нарушает свободу вероисповедания

В среду Верховный суд России признал законным запрет на ношение хиджабов в школах Ставропольского края. С жалобой на запрет в феврале этого года в Ставропольский краевой суд обратились четыре ученицы-мусульманки и их родители.

В конце 2012 года директор школы в селении Кара-Тюбе Нефтекумского района приказала не пускать учениц на уроки из-за того, что они отказались снять платки. Директор руководствовалась постановлением краевого правительства № 422-п «Об утверждении основных требований к школьной одежде и внешнему виду обучающихся в государственных общеобразовательных учреждениях муниципальных образований Ставропольского края», которое запрещает школьникам одеваться в соответствии с их религиозными убеждениями.

По мнению заявителей, это противоречит Конституции России, устанавливающей свободу вероисповеданий, которая может быть ограничена только федеральным законом. А ограничение на ношение хиджабов в ставропольских школах было установлено региональным, а не федеральным актом.

Однако Ставропольский краевой суд посчитал требования мусульманок необоснованными. По мнению суда, этот вопрос касается сферы образования, а не религии и относится к совместному ведению РФ и субъектов РФ.

Федеральный закон «Об образовании» устанавливает светский характер образовательных учреждений, а Конституция отделяет религиозные объединения от государства.

«Свобода религии, совести, вероисповедания не может быть приравнена к праву на ношение какой-либо религиозной атрибутики. Она гарантирует прежде всего свободу определять, исповедовать или не исповедовать какую-либо религию.

Осуществление этих свобод не может наносить ущерб образовательным интересам», — рассудил ставропольский суд.

Ограничение в отношении религиозной одежды, по мнению суда, установлено «с целью нормального функционирования общеобразовательных учреждений», обеспечения «сосуществования обучающихся с различными религиозными убеждениями» и защиты убеждений других лиц, «так как внешний вид обучающихся должен соответствовать общепринятым нормам делового стиля и носить светский характер».

Жалобы школьниц на то, что было нарушено их право на образование, ставропольский суд также признал несостоятельными.

Суд указал, что все ученицы, которых директор не пустила в школу, выбрали иные формы обучения — экстернат — или перешли в религиозную школу — медресе. Таким образом, они реализовали свое право на образование.

Также в ходе заседаний суд первой инстанции допросил уполномоченного по правам человека в Ставропольском крае и уполномоченного по правам ребенка в данном регионе. Оба омбудсмена были убеждены, что запрет на ношение хиджабов в школе не нарушает ничьих прав.

Помимо правозащитников правительство Ставропольского края поддержали прокуратура и местное управление Минюста.

Представитель заявителей Мурад Мусаев в Верховном суде настаивал, что «есть такая сфера жизнедеятельности человека, в которую субъект РФ вторгаться не может», — это «религиозная свобода».

По мнению Мусаева, правительства регионов могут принимать законодательные акты в сфере образования до тех пор, пока они не затрагивают вопросы религии.

В своей речи адвокат напомнил о другом решении Верховного суда в 2003 году, когда был оспорен приказ МВД, запрещающий фотографироваться на российские паспорта в головных уборах.

— Мы не будем вспоминать это дело, мы помним о нем. И потом, у нас не прецедентное право, — тут же прервали его судьи.

— Оно не прецедентное, но у нас есть такой институт, как единообразие судебной практики, — возразил Мусаев.

— Мы считаем, это совершенно разные дела. Дела-то разные, — не согласился председательствующий судья.

Адвокат отметил, что ученицы после того, как им не разрешили посещать школу, были вынуждены перейти на экстернат. «Что это значит?

Это значит, что Алина Сулейманова всю школьную программу должна изучать дома, а в школу приходить, чтобы сдавать контрольные работы, и, обращаю внимание, только после трех часов дня, когда в школе нет других детей. На мой взгляд, это позорная практика в XXI веке», — заявил Мусаев.

Адвокат отметил, что от того, что Алина Сулейманова пришла в суд в головном уборе, светскость Верховного суда не пострадала. «Я должен обратить ваше внимание, это не та трибуна, где об этом нужно говорить. Критикуйте решение суда», — опять остановил его председательствующий судья.

Представитель правительства Ставропольского края в свою очередь отметил, что экстернат и дневная форма обучения в школах равны, всем учащимся выдается одинаковый документ об окончании образования.

По его словам, запрет был введен, чтобы устранить признаки социального имущества и религиозного различия между обучающимися.

Он отметил, что недавно аналогичные требования к школьной форме, запрещающие религиозную одежду, были приняты в Башкирии.

Представитель Генпрокуратуры согласилась с тем, что решение Ставропольского краевого суда по этому делу было законным и обоснованным. «Образование учащегося идет таким образом, что учащийся определяется, и никто не вправе давить на него никакими атрибутами при определении жизненного пути», — сказала она.

Также представитель надзорного ведомства напомнила, что с 1 сентября вступит в силу новый федеральный закон «Об образовании», который закрепляет за общеобразовательными организациями право устанавливать требования к одежде обучающихся.

Выслушав доводы сторон, судейская коллегия удалилась в совещательную комнату, а через 20 минут отказала заявителям в удовлетворении их жалобы. Мусаев заявил о намерении снова обжаловать это решение, на этот раз в президиуме Верховного суда.

В Дагестане нет запрета на ношение хиджаба в школе


Читать также:

Читайте также: