В татарстане приняты поправки в закон «о свободе совести и религиозных объединений», ограничивающие допуск в мечети выпускников иностранных медресе

В татарстане приняты поправки в закон «о свободе совести и религиозных объединений», ограничивающие допуск в мечети выпускников иностранных медресе

В пятницу госсовет Татарстана собрался на экстренное заседание, чтобы обсудить последствия покушений на духовных лидеров республики. 19 июля в Казани с интервалом в несколько минут был убит начальник учебного отдела Духовного управления мусульман (ДУМ) Татарстана Валиулла Якупов и ранен в результате подрыва автомобиля председатель ДУМ Илдус Файзов.

В повестке дня внеочередного заседания госсовета было всего два вопроса — постановление о состоянии и мерах по профилактике и противодействию религиозному экстремизму в Татарстане и поправки в закон «О свободе совести и религиозных объединениях».

Практически все выступавшие на заседании констатировали, что за последнее время в республике повысился уровень экстремизма.

Глава республиканского МВД Артем Хохорин и вовсе признал то, что до покушения на духовных лидеров Татарстана местные власти старались не афишировать. «Более 13 лет на территории Татарстана, который позиционирует себя как территория толерантности, стабильности, идет необъявленная война. Самая настоящая война — взрывы промышленных объектов, убийства», — отметил глава ведомства.

По его мнению, дело не в отдельных проявлениях экстремизма, а в давно наметившейся тенденции: за последние годы, констатировал министр, в республике «сформировалось целое поколение молодежи», придерживающейся радикальных форм ислама, и, если не предпринять срочных мер, «могут наступить неуправляемые процессы». В первую очередь Хохорин говорил об идеологах салафизма, которые, к примеру, выступают за введение шариатских судов.

Радикалы, утверждает министр внутренних дел Татарстана, присутствуют среди имамов мечетей, они пытаются попасть во власть, издают радикальную литературу и стараются по мере возможностей влиять на сферу образования.

Выступление бывшего главы республиканского МВД, а ныне вице-премьера Татарстана Асгата Сафарова не противоречило речи министра. Сафаров особо остановился на теме «зарубежной идеологической экспансии».

Он напомнил, что после крушения СССР в страну хлынули всевозможные религиозные течения: ислам оказался в сложной ситуации — в несколько раз возросло количество мечетей, в которых служили «неподготовленные имамы».

«Воспользовавшись подобной обстановкой к нам устремились салафитские эмиссары, за которыми пришли немалые деньги, — отметил Сафаров. — В их идеологии заложена ненависть к иным формам религиозности. Они настаивают на своей беспорочности и на греховности всех остальных, отрицая право на жизнь других мусульман».

В своих выступлениях ораторы старались пояснить суть поправок в закон «О свободе совести и религиозных объединений». Они существенно ограничивают допуск к религиозной деятельности в Татарстане неблагонадежных имамов-радикалов.

Для этого религиозным организациям предоставляют дополнительные полномочия: самим рассматривать дипломы выпускников иностранных медресе, принимать решение о допуске к религиозной деятельности, основываясь на собственном уставе, а также обучать и подписывать с ними договоры на проповедническую деятельность. Традиционные исламские объединения Татарстана, крупнейшим из которых считается республиканское ДУМ, теперь будут тщательно проверять идеологические воззрения кандидатов.

Если претендент будет признан неблагонадежным, его не допустят проводить молитвы, но при этом ему могут предложить переобучение. Поправки также предполагают, что учредителем религиозной организации в Татарстане сможет стать только гражданин России.

Поправки не решат всех проблем с экстремизмом, но хотя бы ограничат влияние радикалов на духовную жизнь республики, считает руководитель Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований Российского института стратегических исследований (РИСИ) Раис Сулейманов.

«Любая организация устанавливает свои требования к рабочему персоналу, и то же самое должно быть в религиозных объединениях. Для того чтобы заниматься религиозной деятельностью на территории России, нужно получить отечественное религиозное образование.

Часто бывает так, что человек долгое время учится за рубежом, к примеру в Саудовской Аравии, привыкает к местным обычаям, а потом приезжает на родину и пытается устанавливать тут порядки, к которым он привык во время проживания в исламском государстве», — заявил «Газете.Ru» Раис Сулейманов.

Поправки, одобренные госсоветом Татарстана, прежде всего касаются выпускников зарубежных медресе или тех, кто сейчас учится и только собирается возвращаться. По данным Приволжского центра региональных и этнорелигиозных исследований РИСИ,

в Саудовской Аравии, в которой ваххабизм является государственной религией, обучаются порядка 120 уроженцев Татарстана, в Египте, где в результате революции к власти пришли исламисты, — порядка 200, есть студенты, которые уехали в Сирию и в Марокко.

«Те, кто привыкает жить в Саудовской Аравии, потом с трудом воспринимает уклад жизни в России. Они приезжают из региона, где нет опыта мирного сосуществования с христианами.

Такой опыт есть только у российских мусульман», — считает эксперт.

Но пока непонятно, что делать с теми, кто уже давно занимается религиозной работой и успел вырастить немало последователей радикального ислама, отмечает Сулейманов. «За несколько лет в Татарстане появились целые регионы, где концентрируется идеология ваххабизма: к примеру, в Набережных Челнах или Нижнекамске. По-хорошему всех, кто там преподает, как казнить людей по шариату, нужно отправить на переквалификацию или запретить заниматься религиозной деятельностью.

Но законодательная инициатива, которая сегодня рассматривалась на госсовете, этого не предполагает», — заключил эксперт.

Пятая поправка к Конституции США! Самый справедливый судья в мире!


Читать также:

Читайте также: