В московской психбольнице проводится проверка из-за фото с привязанными к кроватям детьми

Проверку столичной психиатрической больницы №15 начал уполномоченный при президенте РФ по правам ребенка Павел Астахов после жалоб родителей, чьи дети были туда госпитализированы. Родители жаловались, что медперсонал привязывал их детей к кроватям.

В качестве примера Астахов опубликовал в своем инстаграме фотографии пациентов. На их руках веревки, пропитанные кровью, которые тянутся под кровать.

Дети лежат в больших подгузниках.

В московской психбольнице проводится проверка из-за фото с привязанными к кроватям детьми

Фотография: Инстаграм Павла Астахова

Во вторник в психбольницу пришли сотрудники аппарата уполномоченного, а также представители прокуратуры и Следственного комитета. «Мы поднялись в детское отделение, поговорили с персоналом, с пациентами. Действительно, обнаружили ребенка, который был изображен привязанным на одной из фотографий, поступивших в наше распоряжение, — пояснила «Газете.Ru» советник Астахова Юлия Сергеева. — По словам врачей, они вынуждены иногда применять метод мягкой фиксации, так как это необходимо в некоторых случаях: у одних детей тяжелые приступы, другим надо дать лекарства».

По словам Сергеевой, в момент их проверки в отделении был только один ребенок, которого иногда необходимо привязывать. «Врачи пояснили, что он очень гипервозбудимый, поэтому его приходилось фиксировать, чтобы не поранил себя. Он лежал в отдельной палате.

Остальные дети — им примерно по 15–16 лет — находились в палатах по пять человек. Мы с ними поговорили, спросили, есть ли жалобы.

Никаких жалоб от них не поступало».

Астахов, выступающий резко против какого-либо связывания детей, подтвердил, что врачи обосновали с помощью документов необходимость применения подобных мер.

«Но у нас есть фотографии, на которых мы видим не одного связанного ребенка, а несколько детей.

Мало того, мы видим на фотографиях, что старшие дети сами участвуют в связывании других пациентов психбольницы, — говорит Астахов.

— Объяснить, почему дети занимались так называемой фиксацией, которой в принципе имеет право заниматься только медицинский персонал, никто из представителей больницы и отделения не смог. Пояснения выдвигались разные, вплоть до того, что дети играли.

Но это, я считаю, не может быть рассмотрено в качестве обоснования. Это не игры для психбольницы, для детского отделения.

Когда мне говорят, что, может быть, санитары на секунду вышли и дети это сделали, это не объяснение».

Заглянув в журнал реабилитации пациентов подросткового отделения, сотрудники аппарата уполномоченного прочитали, что

в психбольнице был организован коллективный просмотр фильма «Молчание ягнят», рассказывающего про опасного социопата и каннибала доктора Лектера, сидящего в изоляторе психбольницы.

«С какой целью, зачем и почему этот фильм показывали детям — пациентам ПБ-15, никто толком объяснить не смог. Ждем реакции прокуратуры», — говорит Астахов.

Параллельно идет проверка в московском центре содействия семейному воспитанию «Радуга». Именно оттуда в 15-ю психбольницу был доставлен ребенок, которого связывали. «Есть определенные нарекания и к центру содействия «Радуга».

Мы выявили, что вместе с этим ребенком, о котором идет речь, в психбольницу направлялся другой ребенок — только за асоциальное поведение. И никаких диагнозов ему выставлено не было, кроме асоциального поведения», — говорит Астахов.

Этот случай произошел, предположительно, в марте, и ребенок также жаловался, что его привязывали к кровати. Он был выписан 11 марта.

Астахов говорит, что выявить карательную психиатрию очень трудно, так как все документы составляются правильно: «Справочки научились писать».

Резня в Башкирии запахла сатанизмом

Шокирующее массовое убийство произошло в небольшом городке Кумертау в Башкирии. Пятеро молодых людей — три девушки и два парня — были…

«У нас по закону, по должностной инструкции, есть ситуации, когда такое связывание допустимо, если речь идет об угрозе жизни — своей и других. Но я считаю, что с ребенком надо уметь работать.

Какой бы тяжелый диагноз у него ни был, в каком бы агрессивном состоянии он ни находился, лучшая фиксация — это объятия взрослого человека. Особенно если речь идет о психиатрическом стационаре.

Там есть врачи и специалисты, которые должны снимать агрессию без всякой фиксации. Мы будем с этим еще разбираться», — пояснил уполномоченный.

Тема оказания психиатрической помощи детям в свете инцидентов в психбольнице была поднята на сегодняшней встрече Астахова с руководителем департамента здравоохранения Москвы Алексеем Хрипуном.

«Департамент здравоохранения Москвы просит обратить внимание, что психиатрия — это крайне деликатная область медицины. В этой связи все факты и суждения должны особо тщательно проверяться», — заявили в пресс-службе ведомства агентству «Москва».

Проверка должна завершиться в среду, 22 апреля. Пока же, по словам вице-мэра по вопросам социального развития Леонида Печатникова, в ходе расследования не удалось найти даже косвенных признаков инцидента.

«Бывают случаи, когда пациентов действительно иммобилизуют, но в данной ситуации мы не можем найти ребенка, которого привязывали. Нет его фамилии, в каком отделении он лежит — непонятно, указана только больница, она довольно большая.

Все в больнице не понимают, чего мы к ним пришли.

И представители департамента здравоохранения, и комиссия Астахова, и журналисты беседуют с врачами, с больными, никто не в курсе. Либо так умело скрывают, либо возникает вопрос: а был ли мальчик?

Если говорить откровенно, то может оказаться, что эти фотографии были сделаны в другом месте», — рассказал «Газете.Ru» Печатников.

О самой дорогой московской квартире и терапевтических свойствах женской груди. 24.09.2018


Читать также:

Читайте также: