В казани возобновился судебный процесс по делу о крушении «булгарии»

Во вторник после перерыва возобновился судебный процесс по делу о крушении теплохода «Булгария» в Куйбышевском водохранилище в июле 2011 года. На заседании были оглашены результаты судебно-психиатрической экспертизы старшего помощника капитана Рамиля Хаметова – единственного из пятерых подсудимых, находящегося под подпиской о невыезде.

После этого суд продолжил его допрос. Впоследствии защита подала еще несколько ходатайств, в том числе и о дополнительном исследовании самого судна как главного вещественного доказательства.

Потерпевшие считают, что адвокаты намеренно затягивают процесс: в отсутствие доказательств невиновности своих клиентов защита выбирает «грязные и непорядочные методы».

Заседание началось с вопросов судьи Сергея Якунина к Гурами Горгеладзе — адвокату Хаметова. Защитник стал причиной того, что предыдущее, сотое по счету, заседание было сорвано.

Судью интересовало, по какой причине адвокат не только не явился на процесс, но и не счел своим долгом предупредить суд о своем отсутствии.

В казани возобновился судебный процесс по делу о крушении «булгарии»

Два года памяти

В Татарстане в среду прошли траурные мероприятия по случаю второй годовщины катастрофы пассажирского теплохода «Булгария», унесшей жизни более 120…

Выяснилось, что Горгеладзе был в отпуске в Тбилиси и вынужден был задержаться. Якунин ограничился замечанием в адрес защитника.

Затем судья сообщил, что с ходатайством о применении к ней амнистии ранее обращалась главная фигурантка дела — директор ООО «Аргоречтур» Светлана Инякина. Сама Инякина, впрочем, тут же попросила вернуться к вопросу об амнистии при вынесении ей приговора.

Далее председательствующий перешел к зачитыванию заключения судебно-психиатрической экспертизы (о проведении таковой адвокат Хаметова ходатайствовал суду еще 21 ноября; 30 декабря результаты экспертизы были направлены в суд). Из текста следовало, что, несмотря на наблюдавшиеся ранее у Хаметова симптомы посттравматического расстройства, в настоящее время, а также на момент катастрофы какими-либо психическими расстройствами Хаметов не страдал, а следовательно, полностью осознавал опасность своих деяний.

После этого стороны, наконец, перешли к допросу старпома. Первым начал представитель стороны защиты, адвокат эксперта Росречрегистра Якова Ивашова.

Вопросы Роберта Халилуллина касались в основном технического состояния судна, а также осведомленности Хаметова о возможных неисправностях. В частности, адвоката интересовало, знал ли подсудимый, что на момент выхода судна из Болгар у теплохода не работал левый основной двигатель, что в машинный отсек попала вода и двигатели работали на смеси дизельного топлива и воды, что топлива в цистернах было недостаточно для совершения обратного рейса и т.д.

Хаметов подтвердил, что о поломке двигателя ему было известно.

«Однако в мою ответственность входила лишь палубная часть (такелаж, спасательные шлюпки и плоты, состояние переборок, якорный механизм и т.д.), за работу механизмов же на судне на момент катастрофы отвечал старший помощник механика «Булгарии» Константин Пузанков.

Я полагаю, что Пузанков докладывал капитану (Александр Островский погиб в крушении. – «Газета.Ru») о неисправностях, однако тот все-таки принял решение выйти в рейс, хотя лично я был категорически против», — пояснил подсудимый.

Обвинение идет малым ходом

В Казани началось рассмотрение дела о крушении в июле 2011 года пассажирского теплохода «Булгария». Прокурор приступил к оглашению обвинительного…

Обвинение, в свою очередь, больше интересовали вопросы исполнения Хаметовым его должностных обязанностей. В частности, проверил ли Хаметов лично, были закрыты иллюминаторы или нет, а также провела ли команда инструктаж пассажиров о действиях во время плавания в условиях погоды, близкой к штормовой.

Хаметов подтвердил проведение инструктажа, однако несколько потерпевших тут же слова старпома опровергли.

«Никто нам ничего не объяснил и не показал, — заявил один из присутствовавших. — Я сам лично пытался закрыть иллюминатор, однако мне этого не удалось – все болты проржавели».

В конце заседания адвокат Роберт Халилуллин выступил еще с несколькими ходатайствами. В том числе о повторном допросе 14 человек – потерпевших и свидетелей, а также специалиста из Санкт-Петербурга, участвовавшего в подъеме теплохода со дна водохранилища, и о дополнительном осмотре самого судна как основного вещественного доказательства.

О том, какие из прошений адвоката будут удовлетворены, станет известно в среду, на следующем заседании суда.

«Это форменное безобразие! — дал свою оценку происходящему по окончании заседания потерпевший Геннадий Игнарин. — Больше всего возмущают действия защиты: сначала адвокаты игнорируют суд, потом заявляют массу ходатайств.

А в некотором смысле их действия противоречат здравому смыслу и логике: если человек просит о применении к нему амнистии, значит, он уже признает себя виновным. Инякина же свою вину не признает категорически».

Помимо Хаметова и Инякиной на скамье подсудимых еще трое: эксперт Росречрегистра Яков Ивашов, сотрудники Ространснадзора Владислав Семенов и Ирек Тимергазеев. Теплоход «Булгария», напомним, затонул 10 июля 2011 года в 3 км от берега на глубине около 22 м. В катастрофе погибли 122 человека, в том числе 28 детей.

Подходит к завершению громкий судебный процесс по делу о крушении теплохода \


Читать также:

Читайте также: