В калининграде не хотят расследовать дело о смерти младенца

25-летняя Виктория Распертова перенесла анафилактический шок во время родов, после того как ей вкололи некий препарат

В калининграде не хотят расследовать дело о смерти младенца

Фото из архива Клопс.Ru

Калининградская прокуратура отменила постановление следователя Следственного комитета о возбуждении уголовного дела по факту причинения смерти по неосторожности, которое было вынесено на прошлой неделе. Об этом пишет Клопс.Ru, ссылаясь на слова мужа потерявшей сына женщины, Сергей Распертов.

25-летняя Виктория Распертова перенесла анафилактический шок во время родов, после того как ей вкололи некий препарат. Пришлось делать экстренное кесарево сечение, малыш появился на свет едва живой (0-1 балла из десяти возможных по шкале Апгар).

Несмотря на все усилия медиков детской областной больницы, двухмесячный Максим умер 29 июня. Его мама не сможет иметь детей: во время операции ей удалили матку.

Спустя почти 7 месяцев Следственный комитет Калининграда возбудил уголовное дело по ч. 2 ст. 109 УК РФ (Причинение смерти по неосторожности вследствие ненадлежащего исполнения лицом своих профессиональных обязанностей).

Постановление было вынесено 16 февраля, но уже через несколько дней прокуратура отменила это решение.

Как рассказал Клопс.Ru Сергей Распертов, в постановлении об отмене возбуждённого дела говорится о том, что следователь не проверил все факты, изложенные семьёй в заявлении, а также не назначал необходимых экспертиз.

Таким образом, в собранных в ходе проведённой проверки материалах отсутствуют сведения, свидетельствующие о совершении в отношении Распертова М. С. (данные новорождённого — ред.) преступления врачами родильного дома, — говорится в постановлении прокурора.

Сейчас Сергей намерен оспаривать решение прокуратуры и готовится посетить главного прокурора области. Также, по словам Сергея, он вместе с адвокатом намерен обратиться в суд, чтобы расследованием дела всё-таки занялся Следственный комитет и дело возбудили.

Напомним, отец погибшего Максима, в то время как его супруга Виктория приходила в себя, обивал пороги многочисленных инстанций в поисках ответа: кто же виноват в смерти ребёнка. Спустя месяц после смерти мальчика Росздравнадзор направил Сергею и Виктории ответ с результатами проверки, в котором сообщается, что женщине вовремя не диагностировали ряд заболеваний, возникших во время беременности.

Как говорится в документе, калининградку должны были госпитализировать в больницу сразу после выявления болезней, но врачи этого не сделали. Также медики не созвали консилиум, чтобы оценить состояние пациентки и выбрать наиболее подходящий путь лечения.

К рождению ребенка семья Распертовых подходила долго и осознанно: закончили обучение, поженились, обзавелись жильем и наконец решились на ответственный шаг: спустя почти пять лет совместной жизни Виктория забеременела.

Беременность протекала без осложнений, анализы были в норме. Я чувствовала себя прекрасно, у малыша никаких отклонений не было.

Врачи говорили, какая я красивая роженица, — рассказывает Виктория.

По заключениям врачей, рожать Виктория должна была 15 апреля, 13-го 26-летнюю калининградку поместили на плановые роды. Спустя несколько дней роды так и не начались.

По словам Вики, ей дали стимулирующую таблетку, и в этот же вечер, 20 апреля, будущая мама почувствовала схватки.

На следующий день меня осмотрели три врача, включая заведующую отделением, после осмотра мне дали еще одну таблетку, а потом поставили капельницу. К вечеру начались активные схватки и меня повезли в родовую…, — вспоминает калининградка.

Вике сделали еще укол, сказали, что это анальгин и но-шпа для облегчения боли. Внезапно роженица стала терять сознание и задыхаться.

Последнее, что я слышала, была фраза: Давление на нуле, — рассказала Вика.

Очнулась она уже в реанимации и первым делом спросила, где ее ребенок. В этот момент новорожденный мальчик находился в перинатальном центре.

Найдя телефон под подушкой, калининградка незамедлительно позвонила мужу.

Ей сказали, что у нее случился анафилактический шок и она чудом осталась жива, – рассказывает муж Виктории Сергей. – По мнению врачей, мы не предупредили о том, что у Вики сильнейшая аллергия на анальгин. Но ей кололи анальгин и раньше, и никакой непереносимости не было.

Появившегося на свет Максима экстренно госпитализировали в перинатальный центр, где врачи несколько часов боролись за его жизнь. По словам Сергея, единственным признаком жизни, который подавал новорожденный мальчик, была пульсация пуповины. Когда молодой отец приехал в перинатальный центр, врачи сказали, что малыш останется инвалидом…

Когда меня пустили к ребенку, я увидел ужасающую картину: наш малыш находился под аппаратом искусственного дыхания, весь окутанный проводами и трубками, его мучили судороги. Врач сообщил мне, что наш малыш находится в критическом состоянии и шансы на жизнь у него меньше десятой доли процента, а если выживет, то останется инвалидом.

На следующий день Максим впал в кому.

Сергей бросился в роддом, где в отделении реанимации лежала жена.

Я и представить не мог, что моя любимая девочка находится в таком состоянии: кожа бледно-серого цвета, лицо и руки распухшие, вся окутана трубками и проводами, с трудом говорит и все время спрашивает: Как наш малыш, что с ним, ты видел его?. – вспоминает Сергей.

Главврач роддома, по словам Сергея, настаивала на том, что причиной анафилактического шока у Виктории стала аллергия на анальгин. И добавила: Скажите спасибо, что спасли жизнь вашей жене . На шестой день после случившегося семья узнала еще одну страшную новость – Виктория больше не сможет иметь детей.

Во время операции ей удалили матку.

Остается только молиться на Максима, хотя врачи и не дают прогнозов. Исследования показали, что у сына серьезное поражение коры головного мозга и ребенок не- перспективен.

С каждым днем его состояние все тяжелее…, — вздыхает Сергей.

Согласно выписке из истории болезни Максима, у малыша грубая задержка психомоторного развития. Органическое поражение ЦНС тяжелой степени, синдром бульбарных нарушений, симптоматическая эпилепсия, — говорится в документе.

В министерстве здравоохранения Сергею ответили спустя месяц после случившегося: обращение семьи Распертовых направили для проведения проверки в Росздравнадзор.

А пока Сергей обивает пороги всех инстанций: Следственного комитета, прокуратуры и приемной губернатора, чтобы найти и наказать виновных в искалеченной жизни маленького Максима. Семья уже нашла юриста и вооружилась результатами независимой экспертизы, в результате которой выяснилось, что у Виктории нет аллергии на анальгин.

Средь бела дня маньяк затащил ребенка в лес


Читать также:

Читайте также: