В екатеринбурге начался суд по делу участников «народного ополчения минина и пожарского»

В екатеринбурге начался суд по делу участников «народного ополчения минина и пожарского»

Судебный процесс по делу боевой группы НОМ — так в обвинительном заключении называется незарегистрированное движение «Народное ополчение Минина и Пожарского», «начальником штаба» которого называет себя Владимир Квачков, — начался с рассмотрения дела Владислава Ладейщикова: бывший сотрудник уголовного розыска заключил сделку со следствием и дал признательные показания.

Ладейщикова вместе с остальными участниками боевой группы задержали сотрудники УФСБ по Свердловской области 19 июля 2011 года.

По данным следствия, 2 августа прошлого года они готовили спецоперацию (под кодовым названием «Рассвет») по захвату власти в Екатеринбурге, а далее и по всей России.

Всего были задержаны пять человек. В их числе оказались полковник Леонид Хабаров (являлся сотрудником Уральского федерального университета, руководил Институтом военно-технического образования и безопасности), Сергей Катников (коммерсант, занимался мебельным бизнесом), Владислав Ладейщиков (бывший старший оперуполномоченный угрозыска ОРЧ), Виктор Кралин (доктор наук, заслуженный изобретатель России, работал в Сельхозакадемии) и Александр Ермаков (предполагаемый руководитель «боевой группы», ему был поставлен диагноз «вялотекущая шизофрения с маниакально-депрессивным синдромом»).

Спустя полмесяца свердловское УФСБ скупо сообщило о задержании группы боевиков, соратников полковника ГРУ Владимира Квачкова, готовившихся к свержению государственного строя страны.

Подробности стали появляться позже. Но наиболее полно ситуация прояснилась в ходе сегодняшнего заседания, после оглашения обвинительного заключения Владиславу Ладейщикову.

Как следует из материалов дела, Владислав Ладейщиков стал членом «Народного ополчения» в 2010 году. В движение его привлек Ермаков, который якобы возглавлял боевую группу организации.

Руководителем екатеринбургской ячейки движения был герой войны в Афганистане, полковник в отставке Леонид Хабаров. Как пояснил следствию Ладейщиков, соратники поставили перед ним «задачи оперативной работы».

В частности, он должен был найти пути подхода и отхода боевиков к зданию екатеринбургской синагоги, отследить график и маршруты передвижений свердловского раввина Зелига Ашкенази для его последующей ликвидации. Убийство раввина должна была совершить иногородняя боевая группа, прибывшая в Екатеринбург «под видом страйкболистов».

Также заговорщики якобы планировали ликвидацию руководителей силовых структур Свердловской области.

А операция «Рассвет» должна была начаться с подрыва линий электропередачи, питающих Екатеринбург.

В ходе начавшейся паники «подпольщики» должны были ворваться в военные части, дислоцирующиеся в городе, после чего военные, согласно плану, должны были перейти на сторону «революционеров». Дальше, «мобилизовав свердловчан», «Народное ополчение» собиралось двигаться на Москву для свержения правительства. «Заговорщики» даже собирали деньги на проведение революции.

Но бюджет мятежа был небольшим — 50 тысяч рублей, которые Леонид Хабаров передал на хранение Ладейщикову.

Частный дом Ладейщикова во время восстания должен был стать оперативной базой боевой группы под кодовым названием «Сирена». Здесь же хранилось оружие, боеприпасы и гранаты революционеров.

В обвинительном заключении не уточняется, каким именно оружием располагали предполагаемые боевики. Говорится только о пистолетах и револьверах, часть которых учебные, а часть боевые.

Но известно, что проведенной экспертизой установлено: из всего изъятого оружия только один пистолет был пригоден для стрельбы.

Ладейщиков единственный из всех обвиняемых дал признательные показания следствию. Поэтому с него сняты обвинения в подготовке к свержению конституционного строя. Ему вменяется только совершение преступлений, предусмотренных ст.

205.1 ч. 1 угроза совершения террористического акта) и ст. 222 ч. 2 (незаконные приобретение, передача, сбыт и хранение боеприпасов и взрывных устройств) УК.

Боеприпасы нашлись и у другого «заговорщика» — Леонида Хабарова. Кадровый боевой офицер, руководитель Института военно-технического образования и безопасности УрФУ собирал коллекцию оружия.

Как утверждают родственники и коллеги Леонида Васильевича, патроны действительно хранились в его служебном кабинете, но все они были различного калибра и производителя, в единичных экземплярах.

После ареста членов «боевой группы» коллеги и сослуживцы Леонида Хабарова развернули кампанию в поддержку полковника. И даже провели автопробег Екатеринбург — Москва, где передали обращение президенту, с требованием освободить Хабарова. «Дело полковника Хабарова — это чья-то политическая воля.

Видимо, кто-то хочет показать свою работу. Все дело придумано, надумано, и под этими обвинениями нет никакой почвы», — заявил «Газете.Ru» Дмитрий Хабаров, сын арестованного полковника.

Приговор Владиславу Ладейщикову будет вынесен уже в ближайшие дни. После этого суд начнет рассмотрение дела остальных участников группы.

Старый, покосившийся дом Ладейщикова находится в частном секторе на окраине Екатеринбурга. По соседству небольшие добротные коттеджи.

Соседи бывшего милиционера знают, за что его судят, но крайне неохотно идут на разговор. «Будь у меня такой же дом, я бы тоже думал, как свергнуть такое правительство», — заявил корреспонденту «Газеты.Ru» один из соседей. А из дома Ладейщикова выглянул молодой человек и на вопросы корреспондента только сказал: «Это все подстава и разводка», — после чего закрыл двери.

Процесс по обвинению Народного ополчения в терроризме


Читать также:

Читайте также: