Тех, кому не хватает телевизора, приглашают в пойму

Тех, кому не хватает телевизора, приглашают в пойму

Долгие годы в Волгограде шли споры, что же нужно построить в пойме реки Царица. Городские власти собирали общественные слушания, объявляли о потенциальных инвесторах, но дальше разговоров дело никуда не двигалось.

А в самый пик новогодних праздников между рестораном «Маяк» и «Волжскими парусами» вдруг развернулась энергичная стройка. Проявившим к ней интерес объяснили, что здесь строится музей. Типовой интерактивный музей-парк «Россия.

Моя история» должен начать свою работу уже к осени этого года.

Из технического описания проекта понятно, что за красивыми словами стоит обычная коробка из сендвич-панелей и гипсокартона. Поэтому и сроки строительства оперативно-реактивные.

Внутрь завезут мультимедийный комплекс с интерактивными 3D-панелями. Современные компьютерные технологии будут проецировать панорамную картинку по заданной теме: от начала Рюриковичей и до конца Романовых, а так же новой и новейшей истории. Есть, к примеру, и такие разделы, как «Развитой социализм (1964–1982 гг.)», «Агония системы (1982–1991 гг.)», «На дне (1991–1999 гг.)» и «Пробуждение державы (2000–2017 гг.)»

Почему сие названо музеем, не может понять ни один вменяемый музейный работник. Вот, есть у нас музей-заповедник «Сталинградская битва», известный огромному числу мировых экспертов.

По той причине, что на его выставках много экспонатов, принадлежащих реальным историческим личностям и связанных с ними. То есть не просто предметы эпохи или стилизованные артефакты, а, например, настоящая легендарная шинель генерала Глазкова или реальная боевая техника, принявшая участие в боях за Сталинград.

По понятным причинам, это очень ценится.

Мультимедийные же экраны названы музеем только потому, что на них будут демонстрироваться исторические картинки. Для тех, кому не хватает дома большого телевизора, интерпретирующего историю, как велит нынешняя пропаганда.

Павильоны «Парка России» типовые и должны появиться в 30 городах нашей страны. Такой уже есть на ВДНХ в Москве, в числе партнеров у него, кстати, – Русская православная церковь.

Партнером местного проекта выступает Волгоградская епархия РПЦ.

Франшиза также оперативно пришла и в Екатеринбург. Его мэр Евгений Ройзман высказался по этому поводу однозначно:

– Насколько я понимаю, создание сети этих музеев – проект федеральный, и у тех, кто его продвигает, присутствует серьёзный коммерческий интерес. Я как историк и как житель Екатеринбурга особой надобности в музее не вижу, на этот проект будут расходоваться достаточно большие деньги, на мой взгляд, затея совершенно нелепая.

Я мог бы прокомментировать это как историк – но не буду, потому что знаю, что предпринималось в России перед 1917 годом, и есть ощущения, что события идут по тому же сценарию – и хотелось бы, чтобы этим же не закончилось.

Но волгоградские мэр и губернатор, похоже, совсем не против. У них даже есть реальная поддержка в числе тех горожан, которые считают: пусть на этом месте в самом центре города уже хоть что-нибудь появится.

Почему-то они решили, что хоть что-то — это лучше, чем ничего. Вот есть никелевый проект в Прихорперье, там тоже некоторые высказывались: мол, рабочие места будут, деньги потекут, движуха хоть начнется вместо застоя. Начнется – на первые пять-десять лет, а потом?

Надо ж видеть перспективу. Аналогия, конечно, утрированная. Мультимедийный ангар – это не никелевая добыча в природном заповеднике. Но пойма – это тоже экологический проект.

Легкие Волгограда – те зелёные зоны, которые сталинградские архитекторы оставляли между районами города, с каждым годом стараниями пришлых бизнесменов и властей урезаются. Скоро город сможет дышать только в противогазе.

А тех, кто мечтал в Волгограде о своём Гайд-парке или Булонском лесе, просят бронировать места. На теплоход до Парижа.

Софья СОРОКА

Afonya


Читать также:

Читайте также: