Танец на костях: польша и британия ищут следы взрывчатки на самолете качиньского

Танец на костях: польша и британия ищут следы взрывчатки на самолете качиньского

Национальная прокуратура Польши заключила контракт с британской «Forensic Explosives Laboratoty», которая обследует обломки самолета президента Польши Леха Качиньского ТУ-154М для обнаружения «возможного присутствия следов взрывчатки».

История с трагедией в Смоленской области, когда 10 апреля 2010 года в районе аэродрома «Смоленск-Северный» рухнул президентский борт ТУ-154М рейса PLF 101, следовавший по маршруту Варшава-Смоленск, продолжается и сегодня.

О катастрофе, унесшей 96 жизней, в том числе и президента Польши Леха Качиньского, десятки политических, общественных и религиозных деятелей, дипломатов и практически все высшее военное командование Польши, написаны уже тысячи статей и книг, не считая доброй сотни томов материалов уголовных дел.

Есть доклады Следственного комитета России и Международного авиационного комитета (МАК), в котором названы причины трагедии. А причиной, как следует из отчета МАК, опубликованного в 2011 году, стала «совокупность факторов».

Фатальным стало решение экипажа польского лайнера не уходить на запасной аэродром: в густом тумане заходивший на посадку самолет ударился о деревья, рухнул на землю, перевернулся и полностью разрушился.

«Экипаж снизил самолет до высоты ухода на второй круг ниже минимального уровня в 100 метров», — говорится в отчета МАК, — «При этом экипаж не среагировал должным образом на неоднократные срабатывания системы предупреждения о приближении земли».

Однако польская сторона обвинила во всем двух диспетчеров Смоленского аэродрома: мол, они «вели» самолет, значит они и виноваты.

«Диспетчеры действовали в полном соответствии с инструкциями и международными правилами гражданской авиации», — заявил в ответ на эти обвинения тогдашний официальный представитель СКР Владимир Маркин, — «Кроме того, в соответствии с требованиями Сборника аэронавигационной информации РФ, командиры иностранных воздушных судов, выполняющих полеты на территории России, сами принимают решения о посадке на аэродром назначения, возлагая на себя всю полноту ответственности за принятое решение. Диспетчер разрешил польскому борту пробный заход, но со снижением только до высоты сто метров, с которой необходимо было выполнить заход на второй круг.

Польский экипаж подтвердил получение этих указаний, однако не выполнил их».

Изучив все обстоятельства трагедии, СКР России закрыл уголовное дело, поскольку виновные в катастрофе, пилоты президентского борта, погибли. А 12 января 2011 года Россия направила Польше окончательный отчет о расследовании катастрофы.

Есть и доклад польской правительственной комиссии, опубликованный 20 июля 2010 года. Конкретные виновные там не назывались, но были перечислены десятки факторов, приведших к катастрофе.

Кстати, и выводы о низкой квалификации пилотов президентского самолета в польском докладе оказались даже жестче, чем в российском. Здесь было немало претензий к системе подготовки польских летчиков 36-го полка ВВС, откуда и брали пилотов для правительственных самолетов так называемого head-status.

В частности, выяснилось, что у экипажа президентского борта не было даже достаточного налета. Этот доклад и привел к скоропостижной отставке польского министра обороны Богдана Клиха.

Именно тогда премьер-министр Польши Дональд Туск, которого трудно заподозрить в особых симпатиях к России, сказал, что «доклад может стать основой для хороших отношений между Россией и Польшей».

Любопытно, что в то время поляки спокойно относились к публикации таких документов: например, на обнародование доклада МАК в Москву приехали только польские дипломаты, и не было ни одного представителя правительства Польши. И уже 30 июля 2011 года Польша официально заявила: «в катастрофе виновата польская сторона, а никак не Россия».

Однако потом начались, мягко выражаясь, странности.

Сначала в польской прессе, а потом и в правительственных кругах Польши заговорили о некоем «российском следе» в катастрофе ТУ-154 над Катынью. Как правило, эти «разговоры» совпадали с польскими избирательными кампаниями, и «пик обострения» приходился либо на выборы президента, либо на выборы в Сейм.

Потом случилось и вовсе невероятное.

9 января 2012 года полковник польской военной прокуратуры Миколай Пшибыл во время пресс-конференции попросил журналистов сделать пятиминутный перерыв. И – выстрелил себе в голову

С небольшими перерывами о «российском следе» в Польше говорили и в 2013, и в 2014 годах. А в ноябре 2015 года в Польше опять потребовали «возобновления расследования».

Об этом объявила победившая на выборах в Сейм партия «Право и Справедливость», возглавляемая Ярославом Качиньским, братом-близнецом погибшего президента.

К тому времени материалы уголовного дела уже едва умещались в 400 томов, было допрошено более пятисот свидетелей, осмотрено более полутора тысяч объектов и документов, проведено 1500 экспертных исследований и проведено восемь больших экспертиз. Практически все эти документы СКР передал польским правоохранителям.

Но полякам нужны были обломки самолета. А с обломками вышла заминка.

Как заявили в СКР, «Польша не отвечала на запросы России, и именно это задержало передачу останков ТУ-154 польской стороне».

Наконец, и обломки полякам передали.

2 февраля 2016 года пресс-секретарь польского Министерства обороны Бартломей Минцевич заявил в эфире телеканала TVP, что «Польша возобновит расследование авиакатастрофы, и в Минобороны будет создана специальная комиссия». Но, видимо, и эта комиссия «русского следа» не обнаружила.

Тогда и решено было обратиться за помощью к британцам. Которые теперь будут исследовать обломки злосчастного ТУ-154 «на предмет наличия взрывчатки».

Почему поляки так «зациклились» на версии взрыва на борту президентского самолета, непонятно: ведь и расследование СКР, и расследование МАК начинались с изучения этой версии, и независимые международные эксперты сразу отвергли версию теракта. Теперь лондонская лаборатория будет искать следы взрывчатки там, где их нет, спасибо, британцы еще пообещали «не давать оценку причинам катастрофы»

Все происходящее в Польше вокруг катастрофы над Катынью больше напоминает «пляску на костях», чем попытку серьезного расследования.

Впрочем, там, где политика больше напоминает комедию, трагедии имеют обыкновение перерастать в фарс

Григорий Саркисов

Самолет Качиньского. Линия защиты


Читать также:

Читайте также: