Страхи потусторонней неизвестности

Страхи потусторонней неизвестности

Лео ГАБРИАДЗЕ родился в Тбилиси в семье выдающегося сценариста и режиссёра Резо Габриадзе, автора таких киношедевров, как «Не горюй», «Мимино», «Кин-дза-дза!», «Паспорт» и др. С 12 лет Лео стал работать в театре отца ассистентом и актёром.

В 17 лет «проснулся знаменитым» после роли Скрипача в картине Георгия Данелии «Кин-дза-дза!». Как режиссёр начинал с рекламных роликов в кинокомпании «Базелевс» Тимура Бекмамбетова.

В 2010 г. снял свой первый полнометражный фильм «Выкрутасы». Недавно в российский прокат вышла новая картина Лео Габриадзе «Убрать из друзей».

О чём ваш новый фильм?

– «Убрать из друзей» – про человеческие отношения, которые в последние годы переместились в Интернет. Интрига такова: год назад погибла девушка, застрелилась.

Из-за того, что кто-то выложил в Сеть компрометирующий её ролик. И вот на годовщину её смерти главному герою вдруг приходит письмо с аккаунта погибшей с одним словом: «Привет!»

– Интересно, что 3 июля Госдума приняла закон о «праве на забвение», который обязывает интернет-поисковики удалять ссылки на недостоверную информацию о гражданах по требованию последних. У вас получилось актуальное кино!

– Да, это один из минусов Интернета. Люди могут анонимно травить кого-то, объединяются против одного человека, вина которого не доказана судом, и производят самосуд.

В Сети появилось и такое явление, как «киберунижение», когда недоброжелатели активно размещают о человеке негатив. Подобная ситуация может довести детей или подростков даже до суицида.

Собственно, об этом и наш фильм «Убрать из друзей».

– А какие вы страхи в своём фильме эксплуатируете?

– Архетипичные страхи каждого человека: страх неизвестности, страх, что кто-то раскроет вашу тайну, страх потустороннего. Хоррор (именно в этом жанре снят фильм «Убрать из друзей») бывает разный.

В нашем случае мы рассказываем о сверхъестественном, о связях с потусторонним миром. Как связывались с духами раньше? Садились вокруг круглого стола, соединяли руки и повторяли: «Дух того-то, приди!»

– Чувствую, вы и сами посещали спиритические сеансы?

– Мне очень хотелось, но я этим не занимался – боялся Так вот, подобным образом связывались с духами. В нашу эпоху, раз мы все объединены в Сети, легче связываться с потусторонними силами через Интернет.

Так и случается у героев «Убрать из друзей».

– Лео, а какие у вас самого есть страхи, кроме боязни спиритических сеансов?

– Я боюсь всех природных стихий. Но, правда, огня меньше остальных, потому что знаю, как с ним бороться. В армии я служил пожарным. Помню, однажды загорелась офицерская баня. В тот момент мы, к сожалению, не смогли завести пожарную машину.

Пришлось тушить старым испытанным способом – ведёрочками и тазиками. Потушили, но нас за неподготовленность довольно жёстко наказали.

Ещё у меня есть страх, о котором тоже рассказывается в нашем фильме «Убрать из друзей». Я боюсь, что какая-нибудь информация, хранящаяся в моём компьютере, случайно или неслучайно попадёт к посторонним людям.

Поэтому я хотел бы ещё при жизни иметь возможность распорядиться своим наследием в Интернете. Возможно, что-то бесследно стереть, а что-то передать близким, друзьям, детям.

– Вы уже оставили свой значительный след в рекламе, сняв много видеороликов. Какой из них вам наиболее дорог?

– Я снял для банка «Славянский» ролик «Пастернак». Всего было четыре поэта в цикле.

Три – с Пушкиным, Блоком и Мандельштамом – сделал Тимур Бекмамбетов. А я снял со стихами Бориса Пастернака, точнее, с его переводом замечательного стихотворения грузинского поэта Николоза Бараташвили «Синий цвет»: «Цвет небесный, синий цвет полюбил я с малых лет.

В детстве он мне означал синеву иных начал» Там не было никакого сюжета, надо было просто задать стиль, создать настроение. Но этот рекламный ролик дорог мне прежде всего тем, что стихотворение Бараташвили читает мой отец Резо Габриадзе.

– Если мы уже заговорили о вашем отце, какая у вас была атмосфера в семье? Каковы особенности грузинского воспитания?

– Атмосфера? Отец, во-первых, очень много работал – сначала в кино, а потом в своём театре. Тем самым подавал мне пример неиссякаемого трудолюбия. Во-вторых, вся жизнь семьи и моё воспитание проходили в том самом театре.

Каждое утро репетиции, вечером спектакли и потом гости, всегда много гостей. У нас очень открытый дом – кто в нём только не перебывал! Часто приезжал Андрей Георгиевич Битов.

Именно он, кстати, научил меня водить машину. Хотя отец был против, во время одной из наших поездок по Грузии, когда мы отправились в Вардзию посмотреть замок, который построила для себя в скале царица Тамара, Андрей Георгиевич и преподал мне уроки вождения.

О том нашем путешествии в Вардзию Битов написал отдельную книгу под названием «Грузинский альбом».

Что касается особенностей воспитания Резо, скажем, никогда меня не наказывал. Он мог просто обидеться на какой-то мой проступок, долго не разговаривать.

Мама ругала, могла накричать. Таковы особенности моего личного «грузинского воспитания».

Как побороть страх перед неизвестностью?


Читать также:

Читайте также: