Солиста большого театра павла дмитриченко приговорили к шести годам колонии строгого режима

Солиста большого театра павла дмитриченко приговорили к шести годам колонии строгого режима

Попасть в здание Мещанского районного суда Москвы во вторник оказалось не просто. Еще за час до начала оглашения приговора очередь из журналистов протянулась во двор.

Даже тем, кто пришел в суд по своим делам, не имеющим отношения к скандальному процессу и Большому театру, приходилось на входе доказывать это приставам. Но и их не сразу пускали через рамки металлоискателей.

В зал также пришлось прорываться с боем. Адвокаты Дмитриченко и Заруцкого, обвиняемых в нападении на худрука Большого Сергея Филина, поспорили, собьет ли кто-то розетку, установленную на полу прямо в центре зала заседания.

Сбили, и не одну, а даже две, и адвокат Дмитриченко Сергей Кадыров выиграл спор.

Судья Елена Максимова зачитывала приговор три с лишним часа.

Приговор, как и принято, слушали стоя, что категорически не устраивало Заруцкого — тот сверкал глазами, матерился, приставал к адвокату и время от времени переругивался с соседним приставом.

От камер Заруцкий отворачивался — в отличие от Дмитриченко, который как ни в чем не бывало улыбался фотографам. Липатов большую часть заседания смотрел в пол.

Суд признал 29-летнего солиста балета Большого театра Павла Дмитриченко, 35-летнего жителя Рязанской области Юрия Заруцкого, в прошлом отсидевшего семь лет за убийство, и 32-летнего безработного жителя Подмосковья Андрея Липатова «виновными в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, совершенном группой лиц по предварительному сговору в отношении лица в связи с осуществлением им служебной деятельности».

«Дмитриченко, будучи недоволен работой Филина, распределением денежных средств труппы и распределением ролей, вступил в преступный сговор с Липатовым и Заруцким, распределив между ними роли», — отчеканила скороговоркой Максимова. В частности, говорилось в приговоре, Дмитриченко обеспечил Заруцкого средствами связи и показал ему дом, в котором живет Филин.

Он знал, что тот намерен побить Филина, но ничего не знал о кислоте. Заруцкий приобрел электролит и, зная о наличии в нем серной кислоты, выпарил ее из жидкости, чтобы повысить концентрацию кислоты (об этом он узнал по интернету).

17 января Заруцкий согласно разработанному ранее плану прибыл к дому Филина и ожидал от Дмитриченко сообщений о его местонахождении. Павел Дмитриченко в свою очередь контролировал передвижения худрука в тот день и созванивался с Заруцким, оповещая того о передвижениях Филина, — суд при вынесении приговора учел диск с детализацией телефонных соединений, который подтвердил этот факт.

Заруцкий взял на место преступления запасной комплект одежды, а Липатов помог ему осуществить преступление — доставил на место преступления и наблюдал за обстановкой, говорилось в приговоре.

Перед объявлением сроков в зал пустили фотографов и операторов, и уже почти никому ничего не было видно.

Наконец, объявили сроки:

Заруцкий приговорен к десяти годам колонии особого режима, Дмитриченко — к шести годам строгого режима, а Липатова — к четырем годам строгого режима «в связи с наличием в действиях особо опасного рецидива». Максимова не увидела возможности применить к осужденным условное наказание.

До этого прокурор просила приговорить всех трех обвиняемых к колонии строгого режима: Заруцкого — к десяти годам, Дмитриченко — к девяти, а Липатова — к шести годам заключения. Максимальное наказание, предусмотренное по вменяемой им статье, достигало 12 лет лишения свободы.

Также суд полностью удовлетворил гражданские иски потерпевшего — Филин потребовал взыскать с фигурантов дела 508 тыс. руб. за материальный вред и 3 млн руб. за причиненный ему моральный ущерб.

На выходе из здания суда адвокат Дмитриченко Сергей Кадыров сказал журналистам, что намерен обжаловать приговор в Мосгорсуде в ближайшие дни, как только с ним ознакомится: «Приговор мы считаем необоснованным и не соответствующим реальным событиям. Я не могу понять, каким образом суд в своем решении обошел вниманием достаточно существенные моменты, которые должны быть отражены».

При этом, по словам защитника, Дмитриченко был готов понести ответственность по ст. 116 УК (побои): «Именно об этом он говорил с Заруцким, что тот нанесет Филину один или несколько ударов», — продолжал Кадыров.

«Филин — действительно потерпевший по этому делу, и его здоровью нанесен вред, никто этого не оспаривает. Павел в связи с этим неоднократно приносил извинения и говорил, что страшно разочарован и испуган тем, что в результате его действий произошло то, что произошло.

Оспаривать сам вред я не вижу никакого смысла. Вопрос в другом: насколько точно это зафиксировано теми документами, которые предоставлялись в ходе судебного разбирательства.

По этим документам мы можем высказаться», — объяснял Кадыров.

Представители потерпевшего воздержались от комментариев. «Мы не можем комментировать решение суда, пока не поговорим с нашим клиентом. Сейчас он в Германии и готовится к новой операции.

Мы никогда не обсуждали никаких конкретных сроков, он просто просил суд наказания в виде лишения свободы и сказал, что он никого не прощает», — напомнила адвокат Татьяна Стукалова.

Вечером 17 января худруку балета Большого театра Сергею Филину плеснули кислотой в лицо около его дома. Филин попал в больницу с химическими ожогами третьей степени, включая ожог глаз, и перенес более 20 операций на глазах.

В суде Филин заявил, что никого не прощает за причиненный вред, а определение меры наказания оставил на усмотрение суда.

Солист Большого получил 6 лет колонии (новости)


Читать также:

Читайте также: