Шестой пациент психоневрологического интерната умер в еао

Шестой пациент психоневрологического интерната умер в еао

Шестой пациент Биробиджанского психоневрологического интерната скончался в Еврейской автономной области.

Об этом сообщается на сайте правительства региона, передает РИА Новости.

Ранее сообщалось, что пять пациентов Биробиджанского психоневрологического интерната, заболевшие пневмонией, скончались. Возбуждено уголовное дело по статьям «Халатность» и «Оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности».

При этом, отмечается, что в областной больнице находятся еще 13 подопечных интерната с аналогичными симптомами. У шести заболевших пневмонией уже наметилась положительная динамика. В интернате проводится комплексная проверка.

В качестве приоритетной версии случившегося рассматривается эпидемия гриппа, ОРВИ.

«По поручению губернатора в Биробиджанском психоневрологическом интернате продолжается комплекс противоэпидемических мероприятий в целях локализации и ликвидации очага инфекции». Мониторинг проводится каждые четыре часа.

Ежедневно собирается рабочая группа, принимаются все необходимые меры», — сообщается на сайте регионального правительства.

Однако известно, что такой симптом, как пневмония, является одним из наиболее распространенных признаков тяжелого отравления нейролептиками — препаратами, которые нередко дают пациентам в психиатрических лечебницах.

Известны случаи, когда лошадиные дозы нейролептиков, в частности галоперидола, приводили к смерти пациентов. Порочная практика лечения препаратами, представляющими смертельную опасность для здоровья, является общераспространенной.

И как правило, отыскать правду как родственникам, так и общественности является практически безнадежным делом.

Система психиатрии в нашей стране с советских времен продолжает оставаться государством.

Доля случаев смерти пациентов психиатрических больниц в результате болезней системы кровообращения составила 62% от общего числа умерших. Патология органов дыхания была причиной смерти 22% пациентов, из них 80% случаев — пневмония.

К такому выводу пришли медики из Казанской государственной медицинской академии на XII Российском национальном конгрессе «Человек и лекарство» после изучения причин смерти больных, проходящих пожизненную психотропную терапию (то есть получавших длительную терапию нейролептиками, антидепрессантами и другими психотропными средствами).

Вспышка гриппа или ОРВИ, которая якобы обернулась смертью от пневмонии уже шести человек в Биробиджанском психоневрологическом интернате, напоминает клиническую картину отравления нейролептиками. Двусторонняя пневмония развивается при тяжелом отравлении производными фенотиазинами, аминазином, галоперидола.

Мелкоточечные кровоизлияния под легочной плеврой, ателектазы нижних долей легких — классическая картина воспаления легких. В действительности, точно такая же картина возникает при передозе нейролептиков.

При этом, в более чем 25% случаев все заканчивается для пострадавшего смертью, даже при проведении немедленных реанимационных мероприятий. Смерть наступает на вторые-третьи сутки.

Первый признак — отек легких.

Не так давно независимые психиатры направили открытое письмо министру здравоохранения РФ Веронике Скворцовой. Беспокойство экспертов вызвали лошадиные дозы нейролептиков, которые медицинское ведомство предписало колоть пациентам психиатрических больниц, что чревато смертельными исходами.

Речь шла о подписанном в 2013 году приказе Минздрава, согласно которому дозы таких препаратов, применяемых при лечении пациентов были увеличены в разы. К примеру, широко используемый «Сонапакс» рекомендуется людям с расстройствами личности в суточной дозе 475 мг, что равно максимальной дозе, или в 5–9 раз выше, чем обычная при психических заболеваниях.

Один из сильнейших современных антипсихотиков — оланзепин — рекомендован по 30 мг в сутки, тогда как при психзаболеваниях его назначают в дозировке 15–20 мг, то есть вдвое меньше. Та же картина — по десятку других препаратов.

Стандарт усиленного «обовощения» был разработан в ГНЦ имени Сербского. После многочисленных жалоб в СКР и Генпрокуратуру его признали ошибочным.

Тем не менее, в повседневной психиатрической практике пациент может получить убойную дозу нейролептика и безо всяких «стандартов».

«Если пациент себя, как кажется врачу «себя плохо ведет» — кричит, ругается, психует, то врач может вколоть ему дополнительную дозу в «воспитательных целях». При этом предупреждая: «будешь себя еще так же вести, получишь еще укол и привяжем».

Обдолбать могут так, что человек сутками может лежать не вставая, не в состоянии произнести даже слово или пошевелить рукой», — рассказала «Гражданским силам.ру» пациент одной из московских психиатрических больниц Ангелина.

«Люди в психушках умирают. Причем, часто в результате «лечения», а не из-за психических расстройств. К сожалению, статистика смертности пациентов в психбольницах держится Минздравом в тайне.

Но вот уже как несколько лет назад устоялась такая практика, когда пациентов на грани жизни и смерти из психбольниц направляют в обычные больницы, где они и умирают в течение максимум недели. Особенно это касается пожилых людей и инвалидов.

Об этом нам сообщают родственники пострадавших. При таком положении дел практически невозможно установить причинно-следственную связь между нахождением человека в психбольнице, приемом им психотропных препаратов и резким ухудшением его здоровья, повлекшим за собой смерть, что и на руку психиатрам, потому что в этом случае психиатры не за что не отвечают — пациент ведь умер в обычной больнице — не у них», — сказала «Гражданским силам.ру» президент Гражданской комиссии по правам человека Татьяна Мальчикова.

Как отметила эксперт, у нейролептиков (например, галоперидола и аминазина, которые широко применяются в психушках) огромное число побочных эффектов, которые правильнее называть прямыми эффектами: от них в первые дни приема может развиться нейролептический синдром (состояние, когда человек становится абсолютно безразличен ко всему, появляется сонливость, повышенная утомляемость, депрессия) и акатизия (постоянное или периодически возникающее неприятное чувство внутреннего двигательного беспокойства, внутренней потребности двигаться или менять позу, проявляющееся в неспособности долго сидеть спокойно в одной позе или долго оставаться без движения). Одно из тяжелейших последствий — непрекращающийся тремор, а также расслабление или сковывание мышц тела, которые человек не может контролировать.

В число последствий приема таких препаратов также входят: эпилептические приступы, поражения сердечно-сосудистой системы, системы кроветворения и мн. др.

«Нейролептики вносят дисбаланс во все системы организма, последствия их приема могут не исчезать годами. Кроме того, любые психотропные препараты сводят на нет иммунную систему организма и у человека может развиться практически любое заболевание, включая пневмонию.

Например, мы очень часто можем видеть пациентов психбольниц с незаживающими ранами на коже, которые могут долго гноиться, тогда как у человека вне стен психбольницы, такие раны заживают быстро. И это все не последствия течения психической болезни у пациента, как утверждают психиатры, это исключительно последствия применения к человеку психиатрических мер, включая прием психотропных препаратов.

Таким образом, отвечая на вопрос актуальности смертности в психушках, хочу сказать, что эта тема более, чем актуальна. По нашим оценкам, вследствие психиатрических мер воздействия и приема психотропных препаратов рано или поздно умирает более половины пациентов (в основном это происходит за стенами психбольниц), но доказать это практически невозможно», — отметила Татьяна Мальчикова.

Сергей Путилов

В Биробиджанском психоневрологическом интернате скончались пять пациентов


Читать также:

Читайте также: