Семейный снос

Семейный снос

Почти сразу же после ухода председателя петербургского Комитета по охране памятников (КГИОП) Веры Дементьевой над ее бывшим ведомством сгустились тучи. Градозащитники обвинили заместителей председателя КГИОП Алексея Комлева и Алексея Разумова в организа­ции бизнеса на разрушении исторического центра города.

Из грозовых туч ударили молнии. Первую запустил городской суд Санкт­Петербурга: решением от 15 ноября 2011 года был признан незаконным изданный в 2004 году приказ № 8­102 о снятии охраны с 38 домов, 7 из которых являются историческими памятниками.

Особо отмечено, что на месте некоторых из снесенных зданий построила элитные жилые кварталы близкая к Санкт­Петербургской администрации группа «ЛСР», которую сейчас возглавляет бывший вице­губернатор Алексей Вахмистров.

Решение суда получило дальнейшее развитие в докладе коалиции «Градозащита», объединившей большинство движений и групп, борющихся за сохранение Петербурга. На пресс­конференции 17 ноября авторы доклада «Разрушители Петербурга.

Технология преступлений» отметили, что главным ответственным за приказ № 8­102 является заместитель председателя — начальник управления государственного учета объектов культурного наследия и правового обеспечения КГИОП Алексей Разумов. Он же, по мнению градозащитников, виновен в сокращении объединенной охранной зоны Санкт­Петербурга в 4,5 раза.

В докладе подчеркивается, что это решение осудили в том числе сторонники властей, в частности заместитель Министра юстиции РФ Виктор Евтухов, прежде — депутат ЗС Петербурга от «Единой России», глава Комитета по законодательству петербургского парламента.

Еще более нелицеприятную критику «Градозащиты» вызвала деятельность первого заместителя председателя КГИОП — начальника управления зон охраны объектов культурного наследия Алексея Комлева. Авторы доклада обратили внимание, что вся семья господина Комлева тесно связана со строительным и реставрационным бизнесом.

В частности, его дочь Наталья Тимофеева вместе с владельцем группы компаний «Интарсия» Виктором Смирновым и главой реставрационного предприятия «Карэ» Александром Коротецким учредила ООО «Научно­реставрационная фирма «РесКон». Стоит ли после этого удивляться, что именно «Интарсия» и «Карэ» получают через КГИОП наиболее выгодные контракты на реставрацию петербургских памятников?

В докладе подчеркивается, что дочерью и сестрой Комлева — начальником сектора информации об объектах культурного наследия и режимах зон охраны отдела государственного учета объектов культурного наследия КГИОП Еленой Коробковой учреждено ООО «Студия “РИМ”, а другое коммерческое предприятие с таким же названием создано женой первого зампреда КГИОП Надеждой Комлевой. По странному стечению обстоятельств, компании, желающие построить в охранной зоне не слишком соответствующее историческому ландшафту и охранному законодательству современное здание, обычно вписывают в число проектировщиков студию «РИМ».

Согласно документам доклада, этот контракт с семьей Комлева подразумевает 100%­ую гарантию согласования спорного проекта КГИОП. Именно так Алексеем Комлевым был санкционирован проект ультрасовременного бизнес­цент­ра на Мойке, 74, строящегося прямо на Исаакиевской площади по заказу ООО «Адамант» (одним из акционеров которого является бывший спонсор «Мисс Вселенной» Оксаны Федоровой — трижды судимый криминальный авторитет Владимир Голубев по прозвищу «Бармалей»).

Хотя 9­этажный бизнес­центр со стеклянным атриумом, на 26 метров возвышающийся над кровлями соседних домов XIX века, разрушает знакомую миллионам туристов и петербуржцев историческую панораму площади, набережной и Мариинского дворца, но КГИОП все же разрешил строительство. Под архитектурным решением проекта, действительными авторами которого являются специалисты ООО «Студия АДМ, Фрайфельд, Седаков», появились подписи Надежды Комлевой и Натальи Тимофеевой с указанием соответствующих должностей — руководитель второй компании­проектировщика и архитектор.

Третья подпись на этой визированной женой и дочерью бумаге принадлежит самому Алексею Комлеву (штамп­согласование КГИОП). По этому «семейному документу» уже снесена внутриквартальная заcтройка XVIII века, высотная же часть бизнес­центра возводится ускоренными темпами.

Есть информация о том, что за каждый подобный проект «РИМ» получает от 100 тысяч до 1,4 миллиона евро, поэтому покладистость отца, мужа и брата владельцев чиновника Комлева удивления не вызывает. А вот соответствие такой практики действующему законодательству представляется более чем сомнительным.

Family Sport — Logan Duvall’s Demolition Derby Car


Читать также:

Читайте также: