Правозащитники жалуются на бездействие следователей по делу о вымогательстве в копейской колонии № 6

Правозащитники жалуются на бездействие следователей по делу о вымогательстве в копейской колонии № 6

Спустя почти три месяца после возбуждения уголовного дела по факту вымогательства в копейской колонии № 6 расследование по нему практически не ведется: все силы следователи бросили на другое разбирательство — о применении насилия в отношении представителей власти возле ИК-6 24 ноября минувшего года. Об этом «Газете.Ru» рассказала правозащитница Оксана Труфанова, которая участвовала в ноябрьских событиях.

Оба дела с середины января расследуют в Следственном управлении (СУ) Следственного комитета (СК) по Уральскому федеральному округу (УФО).

В четверг утром Труфанову неожиданно вызвали на допрос в Следственное управление (СУ) Следственного комитета (СК) по Челябинской области.

«Я думала, что меня вызовут по делу о вымогательствах и пытках заключенных в ИК-6, но оказалось, что со мной хотят поговорить по другому делу — о применении насилия к представителям власти, которое возбудили после событий у ИК-6», — заявила Труфанова.

По ее словам, на допросе ей сообщили, что она вызвана в качестве свидетеля. При этом следователь, рассказывает правозащитница, поначалу заверял, что представляет СУ СК по УФО, но вскоре выяснилось, что он не из Екатеринбурга, где находится штаб-квартира окружного управления, а из Челябинска.

Труфанова действительно находилась у ИК-6 вечером 24 ноября, когда несколько сотен заключенных оккупировали вышки и крыши бараков, протестуя против вымогательства и побоев со стороны администрации исправительного учреждения. Помимо Труфановой около колонии собрались несколько десятков родственников зэков — последние использовали день свиданий, чтобы привлечь внимание к своей проблеме.

Вскоре после начала бунта к колонии прибыл спецназ областного УФСИН и ОМОН. Через некоторое время бойцы отрядов спецназначения начали разгон — поводом стали действия родственников, которые бросили несколько мобильных телефонов на территорию колонии.

Как рассказывали очевидцы, а впоследствии и представители президентского совета по правам человека, спецназ УФСИН в разгоне практически не участвовал — работал в основном ОМОН.

При разгоне использовались дубинки. «Я услышала «Бьем!» — и на родственников бросились люди в черных масках, в обмундировании и с дубинками. Все побежали, но многих догнали. Меня лично ударили по голове и свалили с ног.

Я им говорила, что я правозащитник, но мне в грубой форме, матом, сказали, чтобы я помалкивала, а то получу еще», — рассказывала Труфанова в ночь с 24 на 25 ноября.

По ее словам, следователь, который ведет дело о насилии в отношении омоновцев, считает события у ИК-6 спланированной акцией. И, судя по вопросам, которые он задавал Труфановой, она следователя интересует как один из возможных организаторов беспорядков, дает понять правозащитница.

«Он спрашивал, сколько времени я пользовалась мобильным телефоном, почему поменяла номер мобильного, с кем держу связь, откуда я знаю родственников конкретных заключенных и когда с ними познакомилась и, наконец, что я делала на правозащитном семинаре, которые проходил незадолго до событий в ИК-6. В принципе, он не скрывает своего мнения: по его словам, все подстроено», — говорит Труфанова.

После допроса следователь предоставил правозащитнице протокол, содержание которого ее не устроило.

В нем, как говорит Труфанова, «было только то, что выгодно следователю», тогда как позиция правозащитницы по поводу событий у ИК-6 не прослеживалась.

«Я ему указала на тенденциозность протокола, но он мои слова не воспринял. Тогда я написала дополнение к протоколу, возложила вину за случившееся у стен колонии на действия правоохранительных органов, в частности УФСИН по Челябинской области», — отмечает Труфанова.

Что же касается дела о вымогательстве со стороны администрации ИК-6, возбужденное по пп. «а», «в» ч. 3 ст. 286 (превышение должностных полномочий), то окружные следователи пока не преступали к работе, говорит Труфанова.

Вместо них с заключенными общаются сотрудники Следственного отдела по Копейску.

«Следователи из Екатеринбурга почему-то не участвуют в деле. Вместо этого по колонии ходят сотрудники копейского следственного отдела и оказывают давление на заключенных.

Мы делали запрос в Следственное управление по Челябинской области, чтобы нам официально разъяснили, имеют ли право копейские следователи работать по делу о вымогательстве. Нам ответили, что такого права у них нет, поскольку дело передано наверх», — заявляет Труфанова.

Тем не менее, продолжает правозащитница, следователи в колонию ходят регулярно и говорят зэкам, чтобы те отказались от своих показаний на отстраненного от должности руководителя колонии Дениса Механова и его заместителей. Механов сейчас находится под подпиской о невыезде (он пока единственный обвиняемый по делу о вымогательствах).

Вместе с копейскими следователями колонию периодически посещают и областные прокуроры по надзору за соблюдением законов в местах заключения. «На давление жалуются осужденные Максим Иванов, Рустам Рахматуллин, Дмитрий Королев и Виктор Чигвинцев», — говорит Труфанова.

Член Общественной наблюдательной комиссии за местами принудительного содержания (ОНК) по Челябинской области Николай Щур о жалобах зэков на давление пока не слышал. «Но понятно, что областное управление ФСИН мечтает довести дело о насилии в отношении представителей власти до конца», — сказал Щур «Газете.Ru».

Он отметил, что для «перестраховки» заключенные параллельно со следователями собирают компромат на администрацию колонии. В том случае, если дело вдруг «забуксует», зэки, по словам Щура, опубликуют видеозаписи, на которых приближенные к администрации заключенные признаются, как пытали и вымогали деньги и кто им на это давал указания».

В Следственном управлении Следственного комитета по Челябинской области переадресовали все вопросы в СУ СК по Екатеринбургу. «Оба дела расследуются в Екатеринбурге. Все вопросы в окружное управление.

По поводу допроса в Челябинске — не будут же они допрашивать в Екатеринбурге, в Челябинске удобнее», — заметили в пресс-службе. Впрочем, ответить на вопрос, почему Труфанову допрашивал следователь областного СУ СК, в пресс-службе не смогли.

В окружном Следственном управлении комментировать ситуацию не стали.

Копейский бунт_неопубликованное


Читать также:

Читайте также: