Перманентное счастье гаджиева

Перманентное счастье гаджиева

В этом году Северокавказский филиал Государственного музея искусства народов Востока – крупнейший в России музей, сохраняющий художественное наследие этого региона, – празднует 30-летний юбилей! О балансе национального и глобального в искусстве «НА» поговорил с художником, журналистом и издателем из Дагестана Маратом ГАДЖИЕВЫМ.

— Свою национальную суть я ощущаю в моменты праздника, сильного эмоционального подъёма. Хотя, возможно, в манере моего художественного письма немало от предков. Ведь корни – странная вещь. Они только с годами начинают проявляться, тянуть, держать или, наоборот, толкать.

В детстве, находясь далеко от малой родины, я воспринимал любой кавказский танец или мелодию как весточку с земли отцов. Это чувство прививалось в семье: воспоминания, письма, бабушкины посылки, фотографии. Но в творчестве у меня нет установки на национальное искусство.

Меня вообще никто никогда не учил манере письма. В изостудии мне поставили руку, левую, вот так уже 43 года я её и держу.

За это время я понял, что главное – не продаваться, не подчиняться времени, просто вести руку.

– А вдохновение откуда больше черпаете: из общемировой культуры или национальной?

– Мне трудно выделить мою лакскую культуру из дагестанской, да и из общемировой тоже. На сапогах лакского народа много дорожной пыли. Это даёт силы, заставляет думать о путешествиях, новых работах.

В любом случае вдохновение приходит в процессе, главное – не лениться. Как говорит мой друг, фотохудожник Камиль Чутуев, «всё надо делать с удовольствием».

Вот я и следую этому простому принципу.

– Ваши земляки-художники так же открыты миру, как вы?

– Художники Северного Кавказа очень разные, мир их работ вбирает многое. Если ориентироваться на современные выставки в Махачкале, Владикавказе, в них не чувствуется провинциальная оторванность от мира.

Совсем наоборот: искусство Кавказа набирает обороты и по-настоящему плодотворно. Особенно приятно, что для молодых людей важно добавлять в свои работы национальный колорит.

При этом картины, созданные в нулевые годы, лишены тех старых, на мой взгляд, ложных композиционных и тематических приёмов, которыми наполнены картины советского периода. Я не подвергаю критике соцреализм и признаю, что в художественном искусстве советского времени были истинные шедевры.

Но время показало, что подлинное искусство не может долго существовать в жёстких рамках, оно обязательно прорвётся наружу. Или, наоборот, прорвутся к нему!

Как это было во время хрущёвской оттепели.

– Вы упомянули национальный колорит. Есть ли какие-то образы, темы, общие для творчества всех художников Северного Кавказа?

– Наверное, это образы материальной культуры горцев, степняков, которые каждый из художников передаёт на лист, холст, глину, дерево, металл. Соответственно, появляются собственная мифология, трансляция этого действия на повседневность и постепенное формирование взглядов и убеждений.

Художники живут зачастую в полуреальном мире. Для народа многие из них остаются чудаками.

Но, отвечая на вопрос, чем интересен ваш город, жители вспоминают именно об этих людях.

– Расскажите о своём необычном медиапроекте – газете «Горцы».

– Я старомоден: не люблю хорошие дела называть проектами. Когда-то участвовал в архитектурных проектах как конструктор-технолог.

Но газета – это нечто другое, нежели здание. Это скорее большой ледокол, который отправляется в автономное плавание. Кроме «разрезания льда» он должен открывать глубины языка.

Наша кавказская литературно-художественная газета родилась как раз тогда, когда для литературной печати не осталось места. Газеты сократили объём литературных разделов, журналы ориентируются на столичную моду – сплошь глянец.

Вот и захотелось сделать «вкуснятину», что-то особенное. Благо друзья – художники, журналисты, литераторы – помогают.

Работа мне знакома до мельчайших деталей: двадцать лет редактирую, пишу, рисую, верстаю, фотографирую. Единственное, чего не делал, – не продавал газету в киосках.

Кстати, основной тираж расходится бесплатно. Все семь лет существования газеты – это творчество ради творчества, чтобы не стоять на месте, чтобы ощущать себя перманентно счастливым.

Есть в этом что-то притягательное, клянусь вам!

Лариса Гаджиева — Разбитое счастье


Читать также:

Читайте также: