Патологоанатомов из татарстана заподозрили в незаконной торговле костными тканями, изъятыми из трупов

Патологоанатомов из татарстана заподозрили в незаконной торговле костными тканями, изъятыми из трупов

Татарских патологоанатомов заподозрили в незаконной торговле костными тканями трупов. Под подозрение попали сотрудники Республиканского бюро судебно-медицинской экспертизы министерства здравоохранения Республики Татарстан (РБСМЭ).

Республиканское управление СК в понедельник вечером сообщило, что в отношении сотрудников РБСМЭ возбуждено уголовное дело по факту превышения должностных полномочий. Впрочем, имена этих сотрудников в официальном пресс-релизе ведомства не указаны. «В настоящее время проводятся следственные действия, направленные на установление всех обстоятельств произошедшего.

Следствием будет дана юридическая оценка действиям сотрудников бюро», — сообщила пресс-служба ведомства. От развернутых комментариев в следствии пока отказываются.

РБСМЭ попало под подозрение правоохранителей еще в конце июня. В преддверии Универсиады полицейские остановили для досмотра автомобиль на трассе Москва — Уфа.

Согласно сопроводительным документам, в машине транспортировалась кровь и ее компоненты. Однако стражи порядка обнаружили в багажнике костные ткани пяток и извлеченные цельные мениски.

Официальных данных о количестве биоматериала нет, однако местные СМИ сообщали, что фрагментов человеческих пяток было не меньше 120.

На сайте ФБГУ РНИИТО им. Вредена приводятся сведения о стоимости этих компонентов за рубежом.

Так, ахиллово сухожилие с костным блоком трансплантологи приобретают за сумму от 400 до 814 долларов, цена без костного блока — 300–750 долларов, цельный мениск стоит от 200 до 975 долларов.

Республиканский минздрав, в свою очередь, хотя и встал на защиту своих людей, не стал опровергать факт передачи биоматериала в медучреждения, работающие в других регионах. В официальном сообщении ведомства, распространенном накануне, говорится, что

органы и ткани из РБСМЭ забирала в том числе уфимская клиника ФГБУ «Всероссийский центр глазной и пластической хирургии», которую возглавляет известный хирург-офтальмолог Эрнст Мулдашев.

В составе клиники работает лаборатория трансплантатов, где из пяточных костных блоков и менисков извлекают ткань, на основе которой создается препарат, применяемый в косметической и офтальмологической хирургии. Вторым постоянным клиентом РБСМЭ, который служил лишь базой для забора биоматериала, была татарстанская Республиканская клиническая офтальмологическая больница (РКОБ).

Всего, по данным минздрава, право самостоятельно производить забор органов и тканей человека в Татарстане имеют три медицинских учреждения: помимо РКОБ это Республиканская клиническая больница и Межрегиональный клинико-диагностический центр. У клиник имелись все необходимые разрешения и лицензии на данный вид деятельности.

Добавить что-либо еще к вышесказанному в пресс-службе ведомства отказались, сославшись на прямой запрет со стороны руководства.

По данным местных СМИ, изъятые с трупов материалы использовались и в стоматологии — в частности, из них якобы изготавливали зубные имплантанты.

Заместитель главного врача Республиканской стоматологической поликлиники по медицинской части Татьяна Нуртдинова назвала эти предположения абсурдом. «Материалы, из которых делаются зубные имплантаты, постоянно совершенствуются. Ни о каком использовании чужой костной ткани речи быть не может.

Если и есть вероятность ее использования, то только в челюстно-лицевой хирургии», — заявила Нуртдинова «Газете.Ru».

Хирург-стоматолог Азат Газизов также отметил, что такая вероятность использования костных тканей покойников для изготовления имплантатов крайне невелика. «Я, по крайней мере, не слышал, чтобы у нас в Казани этим кто-то из хирургов занимался. Во-первых, есть этическая сторона вопроса: это не жизненно-важный орган, чтобы пересаживать его пациенту от умершего человека.

Во-вторых, это чужая ткань, которая может вызвать серьезную реакцию организма. Как правило, в челюстно-лицевой хирургии ткань — костные блоки — берут у самого пациента.

Либо применяют синтетические имплантаты», — рассказал он «Газете.Ru».

Минздрав утверждает, что деятельность всех медучреждений — и клиник, и бюро — целиком и полностью укладывалась в рамки действующего законодательства, регламентирующего работу трансплантологов.

А именно, в положения приказов Министерства здравоохранения РФ, а также требования Федерального закона «О трансплантации органов и тканей человека». Согласно последнему, если прямого запрета на изъятие органов и тканей — прижизненного или со стороны представителей умершего — не было, вступает в силу так называемая презумпция согласия: если изъятие не запрещено, значит, оно разрешено.

Однако в минздраве Татарстана отказались уточнить, имелся ли запрет на изъятие биоматериалов у тех трупов, которых в РБСМЭ использовали для этих целей.

Кстати, 4 июля, уже после задержания автомобиля с биоматериалами, в Республиканском бюро судмедэкспертизы состоялось заседание местного отделения общероссийской общественной организации «Всероссийское общество судебных медиков». В ходе мероприятия руководитель РБСМЭ Наиль Нигматуллин, как сообщается на сайте учреждения, призвал всех сотрудников бюро, в особенности судебно-медицинских экспертов, «к тщательнейшему соблюдению буквы закона, строжайшему следованию положениям должностных инструкций, регламентирующих работу врача-судмедэксперта, скрупулезному оформлению всей медицинской документации».

Пата лого а на томы неделю не выходили из запоя после увиденного.Свидетельства вернувшихся


Читать также:

Читайте также: