Милана кержакова: когда ты кому-то помогаешь, то несёшь за это ответственность

Милана кержакова: когда ты кому-то помогаешь, то несёшь за это ответственность

Милана Кержакова рассказала «Аргументам недели», почему они с мужем занимаются благотворительностью, и заверила, что помощь детскому хоспису в Санкт-Петербурге не будет разовой.

— Милана, почему вы решили помочь именно этому хоспису?

– Меня с отцом Александром познакомил папа, сенатор Вадим Тюльпанов. Он давно помогает хоспису.

А когда мы с Сашей создали наш благотворительный фонд и определили направления, по которым будем работать, папа рассказал нам о хосписе, так началось наше сотрудничество.

– Это ведь не разовая акция?

– Мы планируем долгосрочное сотрудничество. Планируем помогать хоспису разными способами.

Сейчас перечислили деньги на закупку лекарственных препаратов и обсудили планы на будущее. В ноябре проведём очередной аукцион, собранные от него средства помогут улучшить питание и быт в этом учреждении. Дети должны получать всё самое лучшее.

Будем работать над этим.

– Уже известна дата аукциона?

– Точное число я пока назвать не могу. Но мы традиционно проводим наши аукционы два раза в год – в мае и ноябре.

– Как изменилась ваша жизнь, после того как вы стали заниматься благотворительностью?

– Мне кажется, с приходом любой деятельности в жизнь человека что-то меняется. Благотворительность в этом плане не исключение. Наверное, я на какие-то вещи стала смотреть по-другому.

На нашем с Сашей пути встретилось много как хороших людей, так и не очень, но всё приходит с опытом. Не могу сказать, что это сильно поменяло моё мировоззрение, возможно, просто отрезвило от какого-то иллюзорного взгляда на жизнь.

Но глобально, наверное, ничего не произошло.

– Вы ведь и лично помогаете людям. Потом с ними поддерживаете отношения?

– У нас очень много обратной связи. Когда мы проводим аукционы, часто приглашаем на них семьи, которым помогаем. Они снимаются у нас в рекламных роликах, рассказывают о нашем фонде – кто мы такие и что делаем.

Для нас это очень важно, и мы благодарны им за это. Нужно, чтобы как можно людей знали о фонде и могли обратиться к нам за помощью, для этого мы его и создали.

– Вы с Александром совместно решаете, кому помогать?

– Сейчас, наверное, больше я этим занимаюсь. Но изначально, когда мы только создали фонд, то начинали свою деятельность с Кингисеппа. Это родной город Саши, и мы были очень удивлены, когда узнали, что ни одна благотворительная организация в нём не работает.

Поэтому мы поехали туда сами. Посетили детский дом, а затем наша деятельность стала расширяться.

– Был ли в вашей жизни момент, когда вы поняли, что не сможете жить без этого?

– Когда ты начинаешь помогать семьям, то понимаешь, что в каком-то смысле тоже несёшь за них ответственность. Если люди, которые в силу определённых причин не всегда могут себя обеспечить или где-то отстоять свои права, то ты возлагаешь на себя какие-то полномочия, и тебе уже трудно от них отказаться.

Мы не занимаемся целенаправленным лечением детей, но были ситуации когда, например, мы ездили в тот же Кингисепп и закупали реабилитационные средства для детей с диагнозом ДЦП. И вот я помню, как мы приехали туда с Сашей впервые, увидели детишек, которые не ходят, а когда вернулись туда через год, эти дети благодаря специальному оборудованию сделали свои первые в жизни шаги.

Естественно, на такие вещи невозможно смотреть равнодушно. Помню, как в прошлом году мы приехали сюда в хоспис на праздник, дети были вместе с родителями, Саша произвёл на них впечатление, вселил надежду.

Для людей, которые обречены, такие встречи очень важны.

Милана Кержакова: \


Читать также:

Читайте также: