Экс-директор московского зоопарка о своем внезапном увольнении

— Как вы узнали о том, что контракт с вами продлевать не будут?

— Я узнала об этом в прошлую среду, 30 марта. Меня вызвал заместитель руководителя департамента культуры Владимир Филиппов и сообщил, что я больше на своей должности не работаю. Причин к такому шагу я не вижу, и Филиппов мне их не смог назвать.

В департаменте меня уважают, я считаюсь одним из лучших руководителей подведомственных учреждений культуры.

Экс-директор московского зоопарка о своем внезапном увольнении

Наталья Колобова

Единственное, что мне смогли вменить, — это жалобы от сокращенных сотрудников.

Мы недавно сократили штат на 10%, это 70 человек, причем по указанию департамента культуры.

Из этих 70 человек набралось с десяток, которые написали жалобу мэру Москвы. Их жалоба стала единственной претензией, которую мне предъявили.

Но это не причина, а предлог. Видимо, кому-то очень надо, чтобы на моем месте был другой человек.

— Как отреагировали ваши подчиненные?

— Коллектив узнал о моем уходе только в пятницу: я до последнего надеялась, что все как-то образуется, что решение изменится. В тот же день написали и разослали петицию, чтобы меня оставили, коллективные письма.

Под ними подписались почти все ключевые сотрудники, руководители зоологических подразделений, мои заместители. Письма корректные, там люди не занимаются разборками, а просто рассказали, сколько мы успели вместе сделать за три года, сколько у нас еще впереди планов.

Но, видимо, мнение коллектива столь уважаемого учреждения никого не интересует. Люди очень обеспокоены тем, как все будет развиваться дальше, опасаются и за свою судьбу, и за судьбу наших проектов.

— Почему за свою судьбу беспокоятся? Исполняющая обязанности директора зоопарка Светлана Акулова сказала, что одним из первых ее решений станет ввод моратория на любые сокращения и реорганизации.

— Послушайте, на каждом предприятии проходят сокращения, это естественный процесс, тем более для бюджетных организаций. И люди, не первый год работающие в этой сфере, должны это понимать.

Мораторий на сокращения — это какая-то чушь, потому что Акуловой придется соблюдать так называемую «дорожную карту» — последовательность мероприятий, которые должны привести к определенным результатам. Так вот, по этой «дорожной карте» учреждение должно дойти до определенных значений средней заработной платы к концу 2017 года.

Как она это будет делать без сокращений, я не представляю. Тут или сокращать людей, или отказываться от ремонта (кроме совсем уж экстренных случаев) и проектов.

Конопляный бык под звездным патронатом

Звери Московского зоопарка скучают зимой без маленьких посетителей, утверждает его руководство. Поэтому в зоопарке прошла акция: звезды российской…

16

Почему эта тема про сокращения постоянно муссируется? Потому что результаты работы хорошие, а придумать, к чему придраться, нечего. Я получила зоопарк в ужасающем состоянии, это был такой «совок» уровня 80-х годов и масса людей, которые вообще редко приходили на работу.

Конечно, приходилось принимать какие-то кадровые решения, это нормальный процесс. Можно, конечно, сказать «мы будем добренькими, мы всех оставим».

А жить и развиваться вы на что будете?

— Что вы можете сказать о Светлане Акуловой, которая заняла ваше место?

— Она была моим заместителем по коммерческим вопросам все эти три года. Занималась торговыми палатками, сувенирной продукцией, арендными отношениями.

Я никак не могу ее оценить. Тут нечего обсуждать,

это не тот уровень компетенции, который нужен на этой должности.

— В департаменте культуры сообщают, что будет создан экспертный совет по развитию зоопарка. Что это за структура?

— Я не верю в то, что от этого экспертного совета будет толк. Под видом экспертного совета будет создан некий контролирующий орган, который ограничит функции генерального директора.

Судя по всему, департамент не верит в человека, которого назначают, но почему-то именно его надо поставить на мое место. То есть человека ставят, но в полномочиях его сразу же ограничивают.

Я прекрасно понимаю, как работают департаменты и чиновники, и сильно сомневаюсь, что этот экспертный совет сможет принимать какие-то крупные решения в короткие сроки. Несколько проектов, которые я в рамках своих полномочий не могла решать, лежат месяцами, если не годами, на столе у руководства департаментов.

Скажем, уже девять месяцев нет вообще никакого четкого ответа в отношении инвестора, готового построить большой отдельный павильон по механизму государственно-частного партнерства.

— Что вы собираетесь делать дальше?

— Не знаю, у меня вообще не было времени как-то об этом задуматься. Филиппов спрашивал меня, буду ли я работать с департаментом, может, в другом учреждении?

Но это все было в формате торга, чтобы я не сказала лишнего впоследствии.

В учреждениях, подведомственных департаменту культуры, я работать не собираюсь.

Надо начинать жить заново.


Читать также:

Читайте также: