Явление искусителя народу

Явление искусителя народу

В Волгоград внезапно вернулась политика. Город забурлил: всё-таки столь массового протеста мы не видели довольно давно.

Правоохранительные органы действовали относительно мягко, но без задержаний не обошлось. Штурма обладминистрации не случилось, и всё для власти закончилось, вроде бы, благополучно.

Но задуматься о произошедших событиях стоит и ей, и всем нам.

Прежде всего, нельзя не заметить, что общественное недовольство властью растёт. Объективные причины этого хорошо известны: у народа, кажется, окончательно пропала вера в то, что власть имеет своей целью качественное улучшение его жизни.

Давление на население, в том числе финансовое, увеличивается, а перспектив исправления негативной социально-экономической ситуации не просматривается. В Волгоградской области дело усугубляется рядом непродуманных решений региональной власти: массово теряющие работу маршрутчики, киоскеры и рыночные торговцы – готовая социальная база протеста.

И другие группы населения, смотря на них, чувствуют свою незащищённость перед властью, действующей непонятно в чьих интересах.

Организовали, например, противодействие открытию штаба Навального, но так, что только подняли его популярность. Все эти члены молодёжных организаций, странные казаки и активисты национальных объединений действовали под руководством чиновников неумело и карикатурно.

А для самих чиновников, кажется, главной целью было показать кому-то наверху, что, мол, боремся, противодействуем В итоге известность Навального только выросла, и его фамилия становится знакома людям, прежде от политики далёким.

Конечно, власти было бы удобнее использовать важное преимущество демократической системы: способность гасить недовольство через втягивание оппозиции в избирательный процесс, ради чего она должна принимать традиционную для этого процесса партийную форму. Но прошедшие в прошлом году выборы в Госдуму показали, что, во-первых, в России инерция выстраивать административные барьеры на пути даже институционализированных оппонентов слишком высока, а во-вторых, имеющаяся оппозиция совершенно не мила народным массам, и попасть в парламент, чтобы использовать предусмотренные законом способы влияния, она не способна.

Значит, особо активные оппозиционеры должны придумывать иные, внепартийные и внепарламентские способы борьбы за власть, вынуждая действующих правителей в ответ на несистемные политические вызовы изобретать нетрадиционные способы реагирования.

Пока не получается, и видно, что государственные институты при всей их кажущейся твёрдости на самом деле достаточно неустойчивы к агрессивному воздействию извне: активный демагог, использующий непривычные методы, легко может их порушить или хотя бы высветить их тотальную слабость и неэффективность. Неустойчиво и соблазняемое общество: недовольные пассивны обычно до тех пор, пока не появится вожак и не покажет, как можно действовать.

И пусть сейчас многие говорят, что фигура Навального вторична, и люди просто выходят, чтобы выразить своё возмущение. Желая того или нет, все они увеличивают политический вес Навального, который монополизирует недовольство и повышает этим ставку в своей игре с властью.

Люди поставлены перед альтернативой: либо действующая власть, либо выскочка-демагог. Третьего пути пока не просматривается. Тем, кому не милы оба варианта, станут аполитичными и уйдут в частную жизнь.

А те, кто пожелает активно менять ситуацию, скорей всего, за неимением лучшего пойдут за Навальным, не смущаясь отсутствием у того внятной программы будущих преобразований. В конце концов, до самого начала 1992 года сторонники Ельцина тоже не могли ясно представить, какой будет его экономическая политика после вступления в должность.

А когда представили, было уже поздно.

Итак, наше общество приходит в движение. Низы уже не хотят жить, как прежде.

А у верхов всё хуже получается править, как прежде. В отсутствие работающих механизмов влияния на решения власти люди всё чаще будут выбирать методы прямого уличного воздействия, а власть в ответ либо станет действовать всё жёстче, либо, наоборот, начнёт сыпаться.

И оба варианта ускорят её конец. Поэтому хочется пожелать ей мудрости и чуткости, а народу – зрелости.

Понятно, что в периоды возрастающей политизации сознания социально-экономические вопросы уходят куда-то на периферию. Создаётся иллюзия, что главное сейчас – свалить власть, а остальное потом как-то само собой устроится.

Но это именно иллюзия: устроится, но не само собой, а в соответствии с планами, в которые вас на митинге уж точно не посвятят. Узнаете потом.

Но, как и в прошлый раз, может уже быть поздно.

Константина СМОЛИЙ


Читать также:

Читайте также: