Город может оказаться обескровленным

Город может оказаться обескровленным

За первую неделю вступления в силу Федерального закона «О донорстве крови и ее компонентов», заменившего донорам денежную компенсацию в 523 рубля на «натуральное питание», число доноров на городской станции переливания крови и станциях переливания крови петербургских стационаров упало на треть. Эти данные привела на заседании комиссии по социальной политике и здравоохранению, где разбирался «донорский вопрос», заместитель председателя Комитета по здравоохранению городской администрации Татьяна Засухина.

Главный врач городской станции переливания крови, главный трансфузиолог Северо­Запада Владимир Красняков выступил достаточно резко: «Чем кормить доноров — не знаем. Люди приходят, вместо денег получают талончик на еду, который “отоварить” им предлагают “когда­нибудь потом”.

В итоге талончики люди выбрасывают и уходят. И, возможно, больше не придут».

Между тем, по словам Засухиной, в городе уже «вынуждены несколько ограничить потребности в крови федеральных медицинских учреждений». Что это значит, доложил депутатам главный врач станции переливания крови Федерального бюджетного государственного учреждения «Центр сердца, крови и эндокринологии им.

В. А. Алмазова» Сергей Сидоркевич. Он рассказал, что только за первую неделю вступления закона в силу едва удалось найти кровь редкой группы роженице, а также молодой женщине, перенесшей операцию на аорте.

Причем в последнем случае две необходимых дозы отыскали в одном из городских стационаров и едва успели: срок годности этих доз истекал.

«Про студентов­-доноров можно теперь забыть, — жестко заявляет руководитель «Фонда доноров» Станислав Давыдов, — они за свои деньги не будут ездить на станции переливания крови».

Мы хотели, чтобы у нас было, как в Европе — то есть безвозмездное донорство. Там люди ни еды, ни денежной компенсации не получают, а сдают кровь по велению сердца и совести.

У нас же всегда было лукавство: кровь сдавали как бы безвозмездно, но вместо еды люди получали пусть и небольшие, но деньги. После трех регулярных кроводач человек становился кадровым донором, а потом мог дорасти и до звания «почетного» с соответствующими льготами.

В Петербурге в соответствии с городским законодательством, кадровым донорам сохранились денежные выплаты за кроводачу — 590 рублей. Но как перешагнуть порог от первичного донора до кадрового? «Лишимся первичных, постепенно потеряем и кадровых», — не скрывают тревоги специалисты.

Кстати, примерно в то же время, когда был принят закон, вышел и приказ Минздрава о платом донорстве с соответствующими расчетами — какие суммы за кровь, какие за ее компоненты выплачивать платным донорам. Платный донор почетным никогда не станет, потому что изначально его кроводача возмездна. «Может, стоит развивать платное донорство?» — размышляет бывший вице-­губернатор, а ныне депутат, председатель постоянной комиссии по социальной политике и здравоохранению ЗС СПб Людмила Косткина.

А пока в комздраве разрабатывают «рацион доноров», убеждают городскую станцию и станции переливания при стационарах создавать пункты питания. Какая это морока — знают все: 94-­й закон, Роспотребнадзор, кухня, проверки, жалобы на качество.

Комздрав также намерен применить «админресурс»: пусть кровь сдают в организациях. Но сейчас частным предприятиям никто не указ, тем более, что в городе, как утверждает Красняков, значительно ослабла работа донорских советов при районных администрациях.

Еще в Комитете по здравоохранению намерены «активизировать работу с родственниками». Это когда вам говорят в больнице, куда попал ваш близкий человек: «Нужна операция?

Сдайте кровь и приведите сдать кровь других родственников или знакомых». Станислав Давыдов считает, что это тупиковый путь, потому что значительная часть такой вот «родственной крови» потом просто­-напросто утилизируется: родственники скрывают свои болезни перед кроводачей, неправильно питаются, кто­то много курит, кто­то выпивает в общем, эта кровь не годится.

«Ну кому все это было надо? — сетует Красняков. — За последние годы с таким трудом выстроили мы донорскую сеть, молодежь привлекли — до 30% увеличилось с 2–3% число молодых доноров. Теперь все это расползается по швам».

Закон, ставший миной замедленного действия для ситуации с донорством не только в Петербурге, но и в России, был принят полгода назад, а до этого из Петербурга шли письма в Минздрав с поправками к закону. «Но мы не получили от Министерства ни одного ответа», — говорит Красняков.

«Никто из наших коллег не верил, что закон вступит в силу в таком виде, — вторит ему Сидоркевич. — Пройдет месяц — ситуация будет катастрофическая».

Хабаровский инвалид живет на остановке. Большой город. Live. 03/08/2018. GuberniaTV


Читать также:

Читайте также: