Глава мосгордумы рассказал, зачем столице нужен снос ветхого жилья

Глава мосгордумы рассказал, зачем столице нужен снос ветхого жилья

«В Москве по-прежнему существует значительный объем морально и физически устаревшего жилого фонда. И это в первую очередь дома, возведенные в первый период индустриального домостроения, то есть в 1950–1970 годы, и приравненные к ним по техническому состоянию.

Общая площадь таких многоквартирных домов составляет более 25 миллионов квадратных метров. В них проживает около 1,6 миллиона граждан, — констатирует Шапошников. — Жилищные условия в таких домах оставляют желать лучшего.

Приходится констатировать, что эксплуатация этих многоэтажек неэффективная, а домовые инженерные сети неремонтируемые. Условия проживания в них не отвечают современным требованиям безопасности и комфорта.

Капитальным ремонтом все эти проблемы не решить. Поэтому очевидно, что нужны стратегические решения».

«Стоит ли оставлять все как есть, латать дыры и смотреть, как огромная часть города будет деградировать?», — задается вопросом Шапошников.

«Мы живем в 21 веке, когда новые технологии позволяют быстро и качественно строить новые дома. И эти дома будут энергоэффективными, с новыми системами эксплуатации и, соответственно, значительно сниженным потреблением тепла, воды и электричества.

Риски аварийных ситуаций в них снижены до минимума. Что это дает жителям?

В первую очередь, снижение квартплаты и других расходов на квартиру. Одновременно сами условия проживания в таких домах не сравнимы по комфорту с хрущевками.

Современные нормативы уже не позволяют строить дома с кухнями по 4 кв. метра и совмещенными санузлами. В обязательном порядке предусмотрены лифт, мусоропровод, места для детских колясок (которые в пятиэтажках порой полностью закрывают проход жильцам, так как их там просто негде ставить).

Новые дома оборудованы пожарной сигнализацией. Площадь квартир за счет нежилых помещений больше, а сама квартира дороже», — пояснил он.

«Конечно, если здание является памятником архитектуры, который нельзя сносить по действующему российскому законодательству, то его нужно реставрировать. Если же здание к числу таких строений не относится, а при том является либо аварийным, либо у него истек срок эксплуатации, на который оно было рассчитано при постройке, то эффективнее снести и построить современное, — полагает Шапошников. — Если бы речь шла об одном доме, то программу реновации затевать не нужно было бы.

Но мы сегодня говорим почти о 8000 устаревших домов, которые не отвечают современным требованиям и стандартам комфортного проживания. Ну нет у нас такой волшебной палочки, которая позволит в одночасье принять решение о сносе всех этих домов.

Значит необходим системный подход».

Глава Мосгордумы также пояснил, как будут определяться дома, которые войдут в систему реновации.

«По году постройки или по серии дома сделать это невозможно, так как они все абсолютно разные. Поэтому первое, что приходит в голову, — по техническому состоянию. Но встает вполне резонный вопрос: а как же собственники?

Да, действительно, нельзя не учитывать их мнение. В пятиэтажках проживают как те, у кого оформлены договоры социального найма, так и те, кто приватизировал квартиры, и те, кто их покупал за собственные деньги, — отметил Шапошников. — Поэтому было принято решение, что для формирования перечня домов, которые могут войти в программу реновации, необходимо одновременно учитывать 2 критерия: техническое состояние дома и желание жителей.

Только так, при соблюдении двух условий, дом может попасть в программу».

Шапошников отметил, что теоретически для реализации программы реновации новый закон можно было и не принимать.

По его словам, в Москве действует Закон № 21 от 31 мая 2006 году, по которому реализовывалась первая программа сноса пятиэтажек. «И нет никаких ограничений в его применении при реализации новой программы. В нем прописаны четыре основания для освобождения жилых домов, среди которых признание дома непригодным для проживания (аварийным) и изъятие земельного участка для государственных (городских) или муниципальных нужд.

Имея эти основания, программу можно реализовывать, — отметил глава Мосгордумы. — Но политика открытости нынешних городских властей и вектор на участие москвичей в управлении столицей не позволили этого сделать. Для того чтобы максимально учесть пожелания жителей, было принято решение пойти на законодательные новации».

Городские власти максимально вовлекают москвичей в управление городом, предоставляя максимум инструментов для волеизъявления, подчеркнул Шапошников. При этом город как собственник доверяет свои голоса нанимателям по договорам социального найма, отметил он.

«Наибольший вес, естественно, будет иметь решение собрания собственников помещений. У него приоритет перед другими формами голосования.

Если домом будет представлен протокол собрания, то все голоса жителей этой пятиэтажки, отданные на портале «Активный гражданин» или в «Моих документах», учитываться не будут. Следующим по значимости является голосование в центре государственных услуг, а затем – на сайте «Активный гражданин», — пояснил Шапошников.

Необходимость реализации программы реновации в Москве очевидна, отметил глава Мосгордумы.

«Без нее невозможно будет решить проблему технически депрессивных районов, застроенных устаревшими пятиэтажками. Если сегодня отложить программу, то через некоторое время все равно придется к ней вернуться.

Это неизбежно. Поэтому, на мой взгляд, сейчас необходимо сосредоточиться на том, чтобы программа была реализована в максимально короткие сроки и с соблюдением прав и законных интересов москвичей», — подытожил Шапошников.


Читать также:

Читайте также: