Гиви: я не верю ни единому слову ходаковского — «антимайдан»

Гиви: я не верю ни единому слову ходаковского - «антимайдан»

Гиви: Я не верю ни единому слову Ходаковского

Целый год Александра Ходаковского не было в информационном поле Республики. И сейчас вдруг выясняется, что именно он год назад освободил и Донецкий аэропорт, и город в целом.

Я не нашла ни одного свидетельства этого, которое могло бы появиться летом-осенью 2014 года. Хотелось бы узнать Ваше мнение по этому поводу.

С 1 мая 2014 года я находился в Славянске, и только в июле мы вернулись в Донецк. Мы потеряли много людей и техники, и на момент нашего возвращения Карловка, Авдеевка и прочие оккупированные территории Республики удерживали бойцы бригады «Восток».

Затем, когда я был направлен на оборону Иловайска и перешел под командование Владимира Кононова, эти населенные пункты начали резко сдаваться. Я не думаю, что рядовые бойцы «Востока» сделали это по своей воле, я уверен, что они выполняли приказ.

Хотя на тот момент мы могли удержать эти территории, ведь в Иловайске мы выстояли перед превосходящими силами противника, и обороняться нам было практически нечем. Кстати, у батальона «Восток» были и танки и артиллерия.

Куда же это все делось?

А как могло получиться так, что у «Востока» оказалось гораздо больше экспроприированного у украинской стороны вооружения, чем у вас?

Мы в тот момент стояли на одном направлении, и у меня была всего рота бойцов, что, естественно, несравнимо с зоной ответственности целой бригады. Технику, которая «отжималась», по приказу министра обороны ДНР мы распределяли между подразделениями, а товарищ Ходаковский считал, что у него отдельное государство и все принадлежит ему.

Доходило до смешного – в Иловайске они подъезжали к только отбитой нами технике и писали на ней «Восток», хотя в этих боях участия бригада «Восток» не принимала.

Летом 2014 года все прекрасно слышали, как Александр Ходаковский говорил о том, что мы должны вернуться в состав Украины, хотя на тот момент уже было понятно, кто пришел к власти в Киеве. Что вы думаете по этому поводу?

Я военный человек, который очень далек от политики. Но если Ходаковский сказал такое, тогда я вообще не представляю, как под его руководством служат люди.

Видимо, они не хотят служить за Донецкую Народную Республику, в противном случае они бы перешли в 11-й полк, их звания и уважение сохранились бы.

Откуда у Ходаковского столько денег?

Я предпочитаю не копаться в «грязном белье», для этого существуют спецслужбы, пусть они и разбираются. Я считаю, что если у человека есть деньги, то пусть помогает Республике, а не вредит ей.

Или же собирает вещи и отбывает на теплые острова. Тем не менее, товарищ Ходавковский будет находиться здесь до тех пор, пока ему не поступит другая команда.

Кто даст команду?

Вы же прекрасно понимаете – украинская сторона. Я несколько раз общался с Александром Ходаковским.

Это человек, воспитанный структурой СБУ. И мне неприятно было с ним общаться.

А откуда вообще взялся Ходоковский? Как он появился здесь?

В тот момент я находился в Славянске, в подчинении Стрелкова, поэтому не могу ответить на этот вопрос, я не знаю.

Хотелось бы спросить о таких явлениях, как отъем машин, заправок, бизнеса. Как это возможно?

Нашим спецслужбам предстоит еще много работы. Сейчас они работают не в том направлении, им интересны такие командиры, как я, Арсен (прим.

Моторолла). Был такой случай, когда моя машина находилась на ремонте, и я обратился к местному бизнесмену, поддерживающему Республику, с просьбой одолжить автомобиль.

Он дал мне Lexus, и через 4 дня весь интернет заполонили слухи о том, что это мой автомобиль. А когда я вернул его хозяину и пересел обратно на свою KIA, всем сразу стало неинтересно.

Кроме товарищей из спецслужб.

Давайте поговорим про аэропорт. Прошел уже год с тех страшных боев.

Вы же помните, сколько продолжалась эта эпопея, сколько «Восток» там «бодался» до нашего прихода? Не говоря уже про 26 мая. Но там ситуация была другая, бойцы выполняли приказ командира бригады Александра Ходаковского, они ни в чем не виноваты.

А когда мы пришли в аэропорт, меня больше всего поразило то, что он был целый. Какие же тогда бои там шли? В первый же день мы взяли 35 % аэропорта. Взяли бы больше, но у нас были проблемы с техникой.

И тогда уже начались бои, поскольку силы украинской стороны намного превосходили наши. Очень своевременным в той ситуации оказался приход Мотороллы, и мы начали развивать наступление.

В декабре 2014 года по приказу командующего корпусом меня вывели, в аэропорту остался только Арсен, который затем при поддержке артиллерии с тяжелыми боями взял старый терминал, «спартанцев» было всего порядка 20 человек. «Восток» же в атаку с ними не пошел, поскольку у них не было приказа командира бригады. Но если говорить честно, то некоторые бойцы очень помогали Арсену.

Потом меня вернули в аэропорт, и мы с бойцами «Спарты» при поддержке восстановленных танков начали совместный штурм нового терминала. У «Востока» была задача держать оборону и не пропускать противника к нам в тыл.

И в какой-то момент к нам в тыл, на Путиловский мост, по туману вышли украинские танки и открыли огонь. А когда мы потребовали объяснений, Ходаковский заявил, что он не должен перед нами отчитываться.

Поэтому я могу сказать, что аэропорт взяли «Спарта» и «Сомали», вышку взял Абхаз.

А сейчас бы Вы поверили Ходаковскому?

Нет. Ни единому слову.

Мне один из бывших «востоковцев», попросив скрыть его имя, рассказал историю о неких танках, зашедших в тыл. Он утверждал, что они были пропущены намеренно.

Это правда?

Скорее всего, да. Мы получали четкие разведданные о том, что в Авдеевке стоят подразделения механизированного батальона «Волки».

И на борту тех танков была надпись «Волки». Значит, их туда пропустили.

Как такое возможно?

А как вы думаете, кто потом проводил зачистку? Арсен тогда был ранен. Я взял пехоту, и с нами пошел один офицер из «Востока», его позывной «Крым». Он поднял своих бойцов и отправился с нами.

Но остальные не сдвинулись с места, только потом они начали брать в плен раненных украинских бойцов, которых мы погнали в сторону Спартака. Но в бой они не вступали.

Я не говорю про обычных солдат, они выполняют приказы, я имею в виду офицеров.

А многие бойцы ушли из «Востока»?

Честно говоря, нет. Их просто распределили по подразделениям. А Ходаковскому теперь мало кто поверит. Сейчас он готовится к выборам, это все понимают.

Но и мы молчать не будем.

Когда в июле 2014 года вы вернулись в Донецк, царила полнейшая неразбериха. И были моменты, когда Стрелков с Ходаковским мягко говоря спорили о дальнейших действиях.

Стрелков тогда принимал правильные решения, он хотел объединить все подразделения, но «Восток» не хотел идти с нами на контакт, любыми путями избегая этого. А теперь они рассказывают, как они взяли аэропорт.

Пусть лучше расскажут, как они «доблестно» сдали Авдеевку и бросали ребят на блокпостах, и почему у «Востока» столько пленных. Просто их командир не владел ситуацией и не мог принять правильное решение.

Примерно год назад началось объединение подразделений, Глава ДНР Александр Захарченко сказал, что армия должна быть единой. А что потом?

Понимаете, некоторые люди хотят держать армию как собственную охрану. А Александр Захарченко создал армейский корпус, в котором есть устав и приказы, которые нужно выполнять.

А у тебя есть охрана?

Нет. А зачем?

А чего ты хочешь в будущем?

Освободить Республику, получить очередное воинское звание, и, наконец, жениться.

Правда про Гиви и Моторолу!!! АТО


Читать также:

Читайте также: