Фотограф, который делает русский футбол красивее. бесплатно

Черно-белые Ростов, Промес и чемпионат мира.

В Ростове дорого и стильно обустроили левый берег Дона: белоснежный стадион с яркой ночной подсветкой (19,8 млрд рублей) + реконструированный Ворошиловский мост (6,3 млрд рублей) + километровый парк напротив «Ростов-Арены» (588 миллионов рублей).

Стадион

Фотограф, который делает русский футбол красивее. бесплатно

Было: «Олимп-2», открыт в 1930 году, 15 840 зрителей, огородный газон, который критиковали гости по Лиге чемпионов.

Стало: «Ростов-Арена», 37 868 зрителей (45 тысяч для ЧМ), вид с Дона, треугольные мачты отсылают к Олимпийскому стадиону в Лондоне.

Мост

Было: рушился и закрывался на ремонт, низкая пропускная способность (45 тысяч машин в сутки), сложно добраться на другой берег без автомобиля или велосипеда, светили обычные фонари.

Стало: реконструировали старый, построили рядом еще один мост для ускорения потока (85 тысяч машин), продумали пешеходные линии, установили лифты, провели иллюминацию.

Парк

Было: дикий пляж.

Стало: километровый парк с велодорожками, детскими площадками и зонами отдыха. Люди нашли идеальное место для теплого выходного: малыши бегают по мягкому покрытию, пенсионеры разминаются на тренажерах, молодежь – на турниках.

Движутся велосипеды, ролики и бегуны. На песчаной части у воды лежат на простынях и полотенцах, пьют шампанское из стеклянных бокалов, дети строят замки.

Перед пятью матчами чемпионата мира (Бразилия – Швейцария, Уругвай – Саудовская Аравия, Южная Корея – Мексика, Исландия – Хорватия и 1/8 финала) в парке будут загорать и отдыхать болельщики, есть мороженое и залезать в Дон.

***

Все то же самое за несколько недель до меня увидел фотограф Никита Попов: он привозит черно-белые фотографии с русских стадионов, которые потом постят федеральные комментаторы и футболисты РФПЛ. В интервью Sports.ru Никита рассказал, как объездил все арены чемпионата мира и полюбил Ростов – где несколько лет назад исполнилась его мечта – фото Хаби Алонсо.

Лицо автора фотографий (ему 25 лет) вы не увидите по просьбе самого Никиты: «Фото со мной нет нигде – это мешает восприятию самих фотографий. Просто ощущаю, что я не важен. А важно дело. Думаю, половина подписчиков в инстаграме не знают, кто его ведет. Мальчик или девочка.

Худой или толстый. Богатый или бедный. И это здорово. Ничего лишнего.

Просто фотографии».

Просто читайте и наслаждайтесь.

– Стадион в Ростове мне понравился всем. Прежде всего расположением, простором вокруг, общим настроением. Своей воздушностью, легкостью. Я не искал сравнений с другими стадионами, да они и не напрашивались.

Если все же их искать – внутренние помещения похожи на новый стадион в Калининграде. А внешний фасад – отдельными элементами напоминает небоскребы.

 

– Работать на таком стадионе – кайф?

– Безусловно. Сам стадион очень фотогеничный, абсолютно со всех сторон.

Он практически сам все делает за тебя. Там очень красивый пандус, по-которому люди восходят к чаше и превращаются в силуэты. Внутри – светлая крыша, легкий фасад, на который очень мягко ложится предзакатное солнце.

А вечером еще и появляются свои собственные огни. Ко всему этому еще и идеальная погода. Дон. Конечно, кайф.

Просто наслаждайся.

 

– Когда снимал, как еще чувствовал, что это юг?

– Юг – это страсть. Там очень любят футбол. Любят свою команду. Очень много детей.

Ростов – один из самых футбольных городов России. На старом стадионе всегда была праздничная атмосфера, очень жарко.

Все это будет и на новом.

 

– Какое место ты бы отдал стадиону «Ростова» в рейтинге всех стадионов ЧМ?

– По-моему, нет лучшего. Как и нет худшего. Банально, но все по-своему хороши.

Субъективный рейтинг по эмоциональному впечатлению – ростовский точно в топ-5. Огромный минус, что большинство из них будут практически такими же, как и старые: холодными в осенне-зимнюю часть сезона.

– Как ты исследуешь новый город и стадион?

– Все просто. Приезжаю к арене. Осматриваюсь. Люблю просто побродить по стадиону и рядом с ним.

Прочувствовать место, настроение, и только потом уже достаю фотоаппарат.  В городе я редко что-то снимаю.

Обычно меня интересует только стадион.

Поездки по стадионам чемпионата мира – история про обычное любопытство. На четырех («Открытие», Сочи, Петербург и «Лужники») я уже был до 2018 года, еще на двух побывал в первой половине апреля (Калининград и Нижний Новгород).

Во всех этих матчах главным героем я делал именно стадион. Так было и дальше.

Потом случайно увидел новость про тестовый матч в Саранске – ключевой для моих путешествий момент.

Посмотрел, как туда добраться, сразу взял последний билет на самолет. И только после этого задумался, сколько я посетил и сколько осталось. Посмотрел календарь, продумал маршрут.

Один близкий человек (футболист) прислал деньги на билет. Очень много добрых людей помогли с аккредитацией – в каждом клубе есть те, кому я могу позвонить, хотя они знают, что я ни для кого не снимаю. По-моему, все самое хорошее делается без денег.

Родилось немного фотографий. На память. 

– Что это за футболист?

– Игрок премьер-лиги. 

– Как вы с ним породнились?

– Со всеми игроками история похожая: они видели мои фотографии, мы начинали переписываться. 

– Кто выкладывает твои фото?

– Промес, инстаграм сборной России, комментатор Дмитрий Шнякин. Но я никогда не прошу, чтобы кто-то выложил и подписал.

Промесу просто нравились мои фотографии, он написал мне в директ, я отправлял ему на почту фото нескольких матчей золотого сезона, из которых он потом сделал видеоклип. В новом сезоне я предложил Промесу приезжать на матчи «Спартака» и снимать его за деньги, но наступила тишина.

И так с большинством футболистов – никто из них не хочет платить за фотографии.

Чисто коммерческих отношений у меня нет ни с кем, хотя предлагал Смолову и другим селебрити, которые активно ведут инстаграм. Но нет.

– Ты снимаешь только для себя?

– Да. Для своего инстаграма. По современным меркам, наверное, мало таких людей. Но я дорожу каждым взглядом. И он – абсолютно чистая история.

Все это сделано только из любви к процессу. К фотографии, к игре, к делу. Есть несколько футбольных людей, которых я снимаю персонально.

Печатаю фотографии, присылаю. Не за деньги. 

– Как зовут этих футболистов?

– Не думаю, что это нужно проговаривать публично. Это личное. Пусть за меня все скажут фотографии.

Люди могут все понять и без моих ненужных слов, просто по кадрам.

Эти люди помогают мне во всех бытовых вопросах.

– Вопросах в поездках или вообще?

– Во всем. Это нельзя назвать гонораром, потому что они помогают (например, купить одежду фирмы, с которой у них контракт), когда я в движении, езжу и фотографирую. Когда приезжаю домой в Петербург, зима и нет матчей, живется довольно трудно.

Без поездок не остается никаких денег. Гонорары – раз или два в год.

 

– И ты нигде не работаешь?

– Наверное, я уже заигрался в альтруизм и детство. И это пора как-то перевести в монетизацию.

Пойти работать для кого-то уже серьезно и на зарплату: клуб или СМИ.

Но.

Это все не очень дается. И само не приходит. И не очень-то и мое, наверное. Я глубоко не понимаю, как фотографию можно продавать.

И как вообще определить, что твой снимок вообще чего-то стоит?

– Ты когда-нибудь где-нибудь работал?

– Чтобы именно работал – два раза. Но недолго. Не сходился с людьми, не мог принять некоторые моменты.

Наверное, я не командный игрок. Или просто не нашел своих.

– Что это были за места? 

– Около года в сезоне-2013/14 вел авторский фотоблог на официальном сайте «Зенита» (даже не работал, просто снимал для сайта). Было не очень денежно, за командой я не летал. Устал и не захотел продолжать.

Потом, с августа по сентябрь 2016-го, я был на «Матч ТВ»: они мне ничего не платили, но помогали с аккредитациями, потому что связей с клубами у меня еще не было. Потом сказали, что фото собирают мало кликов и перестали мне помогать.

Помню, как приехал за свой счет в Краснодар на открытие стадиона, посмотрел и поехал домой, потому что не было ни аккредитации, ни друзей в клубе.

– У тебя есть другой заработок?

– Нет, сейчас его нет. Этой зимой было предложение от одного топового клуба РФПЛ, я согласился, но они сами почему-то съехали. У меня есть сбережения для очень скромной жизни.

Например, в марте, когда не было матчей и никто ничего не присылал, я даже не ходил в кино.

– Черно-белые фото – так было всегда?

– Да. Практически с самого начала. Это не было каким-то решением после раздумий. Это незаметно пришло само и осталось. Просто я так чувствую.

Так ощущаю и людей, и пространство.

– Расскажи, как и когда ты начал снимать?

– Все как-то само собой, плавно. Дома всегда был фотоаппарат: в средних классах мама подарила мне собственный, тогда же я начал ходить на футбол, а вскоре это стало сливаться в нечто единое. Приходил к футбольному полю и учился.

Продолжаю учиться так же и там же.

– Самый приятный и неожиданный отклик на твои работы?

– Лучший отклик – напечатанные фотографии, стоящие в рамочке дома у героев фотографии. Значит, они точные.

Близкие. Это главное.

– Фото или серия фото, которыми гордишься больше всего.

– Я ничем не горжусь. Просто есть несколько кадров, которые мне близки. В которых я передал людей именно так, как чувствую. Например, Хаби Алонсо (на матче «Ростов» – «Бавария» в Лиге чемпионов – Sports.ru).

Его я хотел снять больше остальных. Просто портрет. Ничего не дающий миру в художественном смысле, но очень точный для меня.

Важно было просто сделать один точный кадр. Обстоятельства могли быть любые.

Как это было: встретились, переглянулись, расстались. Остался снимок на память.

Очень дорогой для меня.  

– Опиши этот день.

– Сначала – бессонная ночь после предыдущего матча и ранний перелет в Ростов. Холодное солнце. День ожидания. Глубокий ноябрьский вечер. Гимн Лиги чемпионов.

Около минуты на кадр, 10-15 секунд глаза в глаза. Потом я отвел камеру и улыбнулся ему.

Человек из детства, из телевизора. Все. 

На поле он в тот вечер не вышел, а спустя пару месяцев завершил карьеру. Был потрясающий матч. Но я хотел унести только один кадр.

Дальше еще одна бессонная ночь. Разбитый объектив, порванный рюкзак, перелет с пересадкой и еще один матч вечером.

– Как разбил объектив?

– Банально из-за перегруза. В рюкзаке был очень тяжелый ноутбук, и, выходя из машины, неудачно взял его за одну лямку.

Все в порядке, оба восстановились и еще дожили до Месси и всех стадионов ЧМ.

– Твои планы на чемпионат мира?

– Аккредитации нет. Планов никаких.

– О чем ты мечтаешь?

– Кажется, ни о чем. Можно было назвать мечтой чемпионат мира, для этого надо было что-то сделать. Но если не сделал, значит, не очень хотел.

Мне не нравится слово «мечта».

***

За планами на чемпионат мира – к сервису попуток BlaBlaCar.

Фото: instagram.com/13.np; Евгений Марков

ЛУЧШИЕ ФИНТЫ В ФУТБОЛЕ 2018


Читать также:

Читайте также: