Филипп стойко: «в баскетбол играю за двоих»

Межсезонье – это не повод забывать про баскетбол. Дабы скрасить безыгровые будни мы пообщались с одним из лучших игроков Единой молодёжной Лиги ВТБ Филиппом Стойко.

Он рассказал нам, почему Самара для него лучше Москвы, о «старых»/«новых» молодёжках, о сборной и о том, почему Агасий Тоноян отдал ему приз лучшего форварда Финала восьми. А что вы знаете о наших молодых игроках?

– Как ты оказался в баскетболе?

–  Я родился в Москве, район Чертаново Южное. Мои родители с самого начала хотели отдать меня в спорт.

Сначала был футбол, где я тренировался в московской команде ФК «Спартак» на вратаря. Потом футбол стал чередоваться с баскетболом. Изначально я занимался спортом из-за родителей – они не хотели, чтобы я где-то мотался и тратил время впустую.

Но при этом мой старший брат играл в баскетбол профессионально. Хотя вскоре из-за серьёзной кожной болезни ему пришлось бросить. И тогда я решил, что пойду ва-банк и отдам все силы для того, чтобы наша фамилия громко звучала в баскетбольных кругах.

Я решил, что буду играть за нас двоих. Первой командой у меня была Тимирязевская 71 спортивная школа, дальше я оказался в «Спарта К», оттуда попал в «Динамо» и затем играл в Чехове.

–  Расскажи о системе Чеховского клуба, там есть только команда ДЮБЛ?

–  Этот клуб основал папа Вани Евстигнеева, одного из игроков того времени. Ванин отец довольно состоятельный и он решил создать свой клуб на уровне ДЮБЛа.

У этой команды были спонсоры, но в основном всё делал он: снимал парням общежитие, оплачивал питание, обеспечивал экипировкой и так далее. Чехов – это скорее такой трамплин в профессиональный баскетбол.

Я там играл свой последний сезон по возрасту ДЮБЛа, а что сейчас там происходит, не знаю. (По информации от самого Ивана Евстигнеева клуб сейчас не существует – прим. автора).

Филипп стойко: «в баскетбол играю за двоих»

–  Как ты оказался в Самаре?

–  Мы с чеховской командой ездили на последний тур перед финальными матчами в Тольятти. Я тогда сыграл довольно-таки не плохо. После матча Сергей Мокин подошёл к нашему тренеру поговорить и стал показывать пальцем на меня. Я тогда уже понял, что что-то не так.

А дальше он подошёл ко мне, представился, и сказал, что он представитель БК «Самара». Спросил про мои дальнейшие клубные планы (которых не было) и пригласил приехать на просмотр в молодёжку «Самары». Помню, у меня тогда так сердце забилось….

Я согласился. После этого я заехал в гостиницу, взял вещи, и мы поехали в Самару. Там я пробыл около четырёх дней, а после сборов уехал обратно в Чехов. В это же время у меня появился свой собственный агент, и он решил поискать ещё предложения.

Через два-три дня он мне перезвонил и сказал, что у многих молодёжных команд есть желание со мной поработать. Потом он спросил, хочу ли я рассматривать эти предложения.

Я сказал, что нет, потому что мне понравилось в Самаре, и я бы хотел играть там.

–  А почему?

– «Самара» – это единственный клуб, который меня выслушал. Я рассказал о своих пожеланиях Игорю Грачеву, и он в меня поверил, сказал, что я окуплю весь труд клуба, все надежды.

Остальные команды говорили только о том, что они хотели от меня. После того, как Камо Сергеевич Погосян принял мою кандидатуру, я больше не хотел рассматривать никакие другие варианты.

– Как тебя приняли в «Самаре»?

–  Когда я пришёл в команду, то быстро нашёл общий язык с ребятами. Я человек довольно общительный и понимающий, поэтому никаких проблем не было.

Мне понравился город – Самара очень спокойная. Москва же всё-таки город спонтанности, там ничего нельзя запланировать и угадать. Хочешь приехать куда-то в 5 часов, а приедешь в 10, потому что пробки и всё такое.

Ужасная канитель, да ещё и люди встречаются очень злые. Например, в метро, в силу своего роста и своего размера ноги, я иногда могу нечаянно кого-то задеть. И у людей сразу включается агрессия, они могут сказать довольно обидные вещи.

В Самаре с этим проще. Ещё мне очень нравится набережная, которая отличает Самару от других городов.

Вообще, я могу сказать, что влюблён в ваш город.

– А конкуренция? В самарской молодёжке всё-таки отдают предпочтение местным игрокам…

– Я никогда не чувствовал себя в команде каким-то чужим или столичным. Да, в нашей команде есть конкуренция.

На моей позиции играют Гоша Коротяев, Толя Гузиков и, конечно, Агасий Тоноян. Но Агасий не играл этот сезон с молодёжкой, поэтому на Финале восьми, когда он получил приз лучшего лёгкого форварда, он извинился передо мной и предложил отдать награду мне, с формулировкой, что я весь сезон старался и это награда моя.

Он спросил приму ли я её от него. В общем, теперь награда лучшего лёгкого форварда стоит у меня на полочке.

Агасий вообще нравится мне как спортсмен, и как человек. Я даже не знаю, как можно создать себе такой имидж — куда бы он не пошёл, он всё равно будет изюминкой в команде.

Да, мы с ним всегда были конкурентами, в хорошем смысле этого слова, но мне приятно соревноваться с таким, как он.

–  А как по твоему мнению на Единой молодёжной Лиге ВТБ сказалась реформа Илоны Корстин, касающаяся сокращения игрового возраста до 19 лет?

– Я этого не понял, возможно, она где-то объясняла суть этого нововведения, но я не видел, увы. Очень многие ребята, которые трудились и пахали на площадке, просто потеряли свои места. Я сейчас не про нашу «старую» молодёжку говорю, с ней отдельная история.

Когда я узнал об этом ограничении, то сначала не поверил, а потом не придал этому особого значения, ведь я ещё подхожу по возрасту. Но мой агент советует задуматься, ведь скоро это коснётся и меня.

–  В некотором смысле, такая реформа была связана с провалом молодёжных сборных на чемпионате Европы…

– Некоторые молодые игроки принимают сборную, как должное. Конечно, я не буду называть фамилии, но такое существует.

Для кого-то это способ отдохнуть от своих тренеров, спокойно потренироваться, увидеть разные города… Наверное, поэтому такой результат.

–  В какой молодёжке тебе больше нравилось играть: в «старой» или в «новой»? (состав молодёжной команды БК «Самара» после сезона 16/17 обновился примерно на 80 процентов – прим. автора)

– В «старой» молодёжке у некоторых ребят ещё до сокращения возраста уже ходили мысли об окончании карьеры. Они «поднаелись», стало меньше желания играть.

Бронзу молодёжной Лиги ВТБ сезона 16/17 мы взяли, благодаря настрою команды на плей-офф и разумным тренерским действиям Игоря Игоревича Грачёва. «Новая» молодёжка? Я думаю, она отличается от «старой» желанием.

Этот состав хочет доказывать свою боеспособность, хочет прорваться в основную команду.

Сам чемпионат тоже изменился, раньше можно было выигрывать матчи во многом за счёт массы и физики, а сейчас такое не прокатит. Мне больше нравится играть с новым составом.

Они мои ровесники, у нас больше общих интересов.

–  По мнению Агасия Тонояна, игроков, уже созревших для взрослого баскетбола, стоит переводить в Суперлигу или Суперлигу-2, чтобы они втягивались именно во взрослый баскетбол. Ты согласен с этим?

–  Наверное, да. Я думаю, что уважающий себя игрок молодёжки сможет закрепиться в первой Суперлиге.

Фарм-клубы этому очень способствуют, потому что когда ты приходишь из молодёжной команды и попадаешь в самое пекло Суперлиги, то возникают серьёзные трудности. То есть ты что-то делаешь, но делаешь не так.

В Суперлиге ты молодой, ещё «подгузники надеваешь» по-баскетбольному и т.д. Тренеры разные, установки разные, требования тоже разные и перестроиться бывает трудно, по крайней мере, лично мне.

–  Тебе иногда в силу разных обстоятельств приходится играть даже центрового. Как тебе на этой позиции?

–  Мне некомфортно. Весь тренировочный процесс у меня проходит на периметре. Да, иногда меня ставили на четвертую или пятую позицию. Я не знаю с чем это связано. Даже были небольшие конфликты с тренерами по этому поводу.

То есть чисто теоретически я могу играть «большого», но это большой риск, за который я не хотел бы отвечать, так как это не моя позиция.

–  Почему молодёжная команда Лиги ВТБ так провалилась на Матче молодых звёзд в Питере? (молодёжка проиграла команде АСБ со счётом 56:87 – прим. автора)

– Мне кажется, сборная АСБ готовилась к этому матчу действительно так, как следует. Мы же приехали в гостиницу, и на 10-минутном собрании нам сказали, типа: «Ребята, главное без травм, так как у вас сезон. Просто играйте и кайфуйте».

Когда мы вышли на разминку, то естественно все улыбались, были красивые и довольные. Мы даже не предполагали, что соперники выйдут настолько агрессивные и настроенные, и что всё будет так, как в итоге получилось.

По ходу игры мы уже даже не думали о победе, а старались просто уберечь себя от травм. Мы реально боялись мяча. Ребята из АСБ, видимо, решили этим матчем доказать, что и в их Лиге есть классные игроки, которые могут очень неплохо играть.

И они это доказали. Хотя, по моему мнению, несмотря на этот матч, молодёжка сильнее.

–  На конкурсе трёхочковых нервничал?

–  Да, конечно. Это, наверное, было моё первое такое большое мероприятие, где много людей, много камер… Не люблю камеры… А там без волнения никак. Потом, когда начал бросать, то перестал нервничать – уже не до того было.

А вообще я знаю, что выиграл (смеётся). Просто там нельзя было, чтобы два игрока из одной команды были в финале – нужен был один человек из студентов и один из молодёжки. То есть у парня из АСБ, который вышел в финал, было около 11, а у меня 13.

Игорь Вольхин тогда забил 16 бросков. Но, как я понял, мне нужно было просто забить больше, чем Игорь.

–  Ты получил вызов в сборную U20. Какие ожидания?

– От сборной жду тёплой встречи с ребятами. Ещё будет очень интересно потренироваться у нового тренера, сравнить его с нашим. Главной целью будет закрепиться в составе. Доказать тренеру свою дееспособность.

Всегда хочется показать себе и людям, что ты чего-то стоишь.

–  Твоя семья живёт в Москве?

– Папа и брат живут в Москве, а мама и сестра в Самаре. Моей сестрёнке 5 лет и она не хотела меня отпускать на это интервью (улыбается). Она хотела, чтобы я с ней погулял, поиграл.

Её можно понять – я постоянно в разъездах и мы не видимся. А она очень скучает.

Вот завтра буду весь день с ней играть.

–  А чем занимаешь себя в свободное время?

– Это банально, но свободного времени у меня нет. А если удаётся ухватить лишний час, то могу посмотреть сериалы. Сейчас смотрю «Сотню» и «Ходячих мертвецов», это те сериалы, которые меня зацепили.

Из увлечений у меня, наверное, английский. Он мне понадобится и в баскетболе, и в обычной жизни. Это может звучать не очень патриотично, но я бы хотел жить в Америке.

Я уже давно читаю разные книжки про неё, вникаю в её культуру и менталитет.

–  Ты обладатель ярких татуировок – расскажи о них

–  Орёл на груди означает, что я больше нигде себя не вижу, кроме как в баскетболе. Он хищник, а у нас большая конкуренция, поэтому всегда надо быть готовым, видеть цель и идти к ней.

Орёл вцепился в мяч, так же, как я в баскетбол. Вторая татуировка – облачко на руке. Внутри него надпись: «Forever in my heart», что в переводе обозначает «Навсегда в моём сердце».

Это посвящается моей умершей бабушке, которая меня воспитала. Вся ответственность за меня лежала на ней, и я буду безумно благодарен ей всю жизнь.

Я всегда делаю всё, чтобы она бы могла мной гордиться.

Фото: БК Зенит, Ира Сомова (Единая молодёжная Лига ВТБ), РФБ.

Фото на превью: Ира Сомова (Единая молодёжная Лига ВТБ).

Беседовала Ольга Ширкина.

СЕКРЕТЫ НАПАДЕНИЯ San-Antonio Spurs / San-Antonio Spurs Offense / Yes Basketball


Читать также:

Читайте также: