Что скрывается за диспутом вокруг степени вредности курения

Что скрывается за диспутом вокруг степени вредности курения

По данным майского опроса ВЦИОМ, количество курящих соотечественников достигло семилетнего минимума, во вредной привычке признались 31% респондентов. Отчет ВОЗ за 2008 год Global Tobacco Epidemic (Глобальная табачная эпидемия) сообщает о 60,4% российских курильщиков среди мужчин и 15,5% женщин старше 18 лет.

Примерно в то же время на одного среднестатистического взрослого россиянина приходилось 2240 сигарет в год, по данному показателю мы занимали седьмое место в мире.

Сейчас ситуация однозначно изменилась. Во-первых, после того, как в 2013–2014 годах была ограничена продажа сигарет и курение в общественных местах, по данным Минздрава, курить стали меньше на 25%.

Во-вторых, за десять лет изменился и рынок табака: крупные производители заявили о готовности перейти на новые продукты с существенно пониженным риском для здоровья, отказавшись от традиционных сигарет. Рынок разработок в этой отрасли исчисляется миллиардами долларов.

Официальная статистика сообщает, что от связанных с потреблением табака болезней ежегодно умирает до 400 тысяч граждан России.

Цифра внушительная и сопоставима с населением Сочи, Белгорода или Севастополя. То, что курение вредит здоровью, — факт.

Со школьной скамьи известно, что табачный дым содержит около 400 химических веществ, из которых большая половина вредна для здоровья, а около 50 могут вызвать рак. При этом под большим сомнением остается утверждение, что до 400 тысяч россиян умирают именно из-за курения, а не из-за других вредных привычек, неправильного питания, некачественного здравоохранения или хронических заболеваний.

Антитабачные меры в России на наших глазах превращаются в высокодоходный бизнес за бюджетный счет, способный через несколько лет переплюнуть само производство табачной продукции, отмечают эксперты. Экономический обозреватель Денис Кривошеев уточняет, что ситуация будет примерно такая же, как с массовой вакцинацией россиян.

— Эффективность данного вида прививок всегда находится под вопросом, но заказ от этого не становится меньше. С учетом того, что курит в России более четверти взрослого населения, это около 30 миллионов человек, объем необходимых средств для выполнения госзаказа можно оценить в миллиарды долларов, — отмечает собеседник.

— У антитабачного движения в России есть еще один немаловажный аспект — многомиллиардные государственные закупки медикаментов через систему дополнительного лекарственного обеспечения, попасть в которую стремятся все фармацевтические компании на российском рынке. Лоббисты от фармкомпаний постоянно ищут новые возможности для коммуникаций с чиновниками от здравоохранения, чтобы продвигать свои препараты, — констатируют другие эксперты.

Приоритетные позиции на пока еще слаборазвитом российском рынке борьбы с курением принадлежат фармацевтической компании из США Pfizer, одним из самых известных препаратов которой является виагра. Американская компания, выпускающая жевательные резинки, пластыри и ингаляторы «Никоретте» и капсулы «Чамписк», официально тратит на поддержку инициатив по усилению контроля над распространением рака и табачной зависимости десятки миллионов долларов.

Помимо Pfizer на рынке представлены БАДы, таблетки, электронные сигареты еще нескольких крупных производителей, также заинтересованных в масштабном антитабачном лобби и соответствующих многомиллионных контрактах.

Но россияне, традиционно не привыкшие тратить большие суммы на здоровье, вряд ли будут массово приобретать такие препараты. Для фармацевтических компаний выгоднее государственная программа с одновременным крупным бюджетом, которую и предложил в рамках антитабачной концепции Минздрав.

Рынок табака за последние годы заметно изменился, для тех, кто хочет продолжать курить, появляются новые продукты, содержащие никотин, но не наносящие здоровью существенного вреда. Здесь важен диалог между производителями и государством, а не кампании с шашкой наголо.

За которыми, как правило, ничего не стоит, кроме неэффективных бюджетных расходов.

Президент Противоракового общества России, доктор медицинских наук, член-корреспондент РАН Давид Заридзе, объективно признавая, что курение повышает риск развития рака (как, впрочем, и ожирение с чрезмерным употреблением алкоголя), все-таки не поддерживает кампанейщину в этом вопросе.

«Я, например, считаю, что то, что называется никотинозаместительными продуктами (к ним я отношу и электронные сигареты), принесет больше пользы, чем вреда. Сейчас есть некая истерия.

Еще никто не занимался контролем курения в России, когда я начал этим заниматься. И я, собственно, пионер этого дела в России.

Но мне не нравится эта истерия — например, та, которая вылилась в это идиотское предложение российского Минздрава, чтобы запретить курить лицам, родившимся после 2015 года. Это перечеркивает все разумное, что там есть, а там много разумного.

Поэтому я рекомендую не впадать в истерику, потому что все рекомендации должны быть основаны на научных данных», — отметил в одном из интервью эксперт.

Он же подчеркнул, что большинство людей бросают курить усилием воли — раз и сразу. А следовательно, фармацевтические препараты здесь не играют ключевой роли.

EXPERIMENT! WHAT IF smoked 300 CIGARETTES!


Читать также:

Читайте также: