Цена поспешного переезда

Цена поспешного переезда

Здание, являющееся одним из символов Санкт-­Петербурга, построенное в конце XVIII — начале XIX вв. на стрелке Васильевского острова по проекту Тома де Томона, переживает сегодня непростые времена. Этот знаменитейший памятник архитектуры оказался вдруг бесхозным, да к тому же еще и под угрозой разрушения.

О том, что зданию Биржи грозит разрушение, во всеуслышание заговорили после того, как депутат Госдумы Дмитрий Ушаков обратился с соответствующим запросом в Министерство культуры и параллельно в петербургский КГИОП. Парламентарий проинформировал высокое начальство об отсутствии отопления и нормальной охраны.

Дмитрий Ушаков предупредил, что при наступлении первых холодов на здании появятся трещины, и тогда его восстановление потребует значительных средств.

Петербург хорошо знает, как быстро приходят в состояние «необратимой аварийности» исторические «расселёнки». Но здесь случай особый: здание Биржи является федеральным памятником и одним из символов Северной столицы.

Градозащитники, воодушевлённые тем, что о проблеме наконец-то услышали на самом верху, стали требовать решительных мер. Не отреагировать Смольный уже не мог, и в середине ноября были проведены срочные работы по восстановлению отопления.

Пресс­-служба Смольного проинформировала общественность о текущих проблемах: капитальный ремонте внутридомовой системы не проводился 10 лет, а из пяти котлов в рабочем состоянии находятся только два, но все сетевые насосы исправны, а значит отапливать можно.

Действительно, спустя несколько дней отопление возобновилось, но проблема остаётся: у Биржи нет нормального хозяина, а у властей — чёткого понимания, как использовать памятник архитектуры в дальнейшем.

Как получилось, что такое здание никому не нужно? Ситуация сложилась парадоксальная.

По запросу журналистов заместитель директора ОАО «Славянка» (именно эта компания, связанная с Минобороны, обслуживала здание Биржи до переезда музея) Виталий Малькин предъявил копию акта приёма-­передачи из федеральной собственности в собственность Санкт­-Петербурга. Документ датирован 15 сентября и подписан бывшим председателем КУГИ Дмитрием Куракиным.

Выходит, что Биржа должна теперь принадлежать городу, а Минобороны ответственность за неё с себя снимает.

Но не так всё просто: в КУГИ журналистам сообщили, что акт приёма-­передачи до сих пор не подписан, городские власти принять здание в эксплуатацию не могут, а музей все экспонаты ещё не вывез. В музее сообщают, что все экспонаты перевезены.

Кто прав, неизвестно, а здание тем временем находится под угрозой. Причём не только из­-за отсутствия отопления: Биржу надо хоть как-то охранять, ведь случаи вандализма в Петербурге не редкость.

Да и ремонт в здании надо текущий производить — и внешний, и внутренний.

Городские власти в срочном порядке ищут Бирже нового пользователя, который учёл бы пожелания и сохранил сам памятник. Общее мнение (и градозащитников, и чиновников) сводится к тому, что в здании должен быть размещён музей.

Но возникает вопрос: а зачем было перевозить музей старый? Да ещё с такими затратами и скандалом (Счётная палата обнаружила крупные финансовые нарушения на несколько миллионов рублей).

Идея переезда существовала давно и в разных головах. Во время своего губернаторства Валентина Матвиенко решила её осуществить, а в освободившемся здании разместить товарно-сырьевую биржу, добившись таким образом некой идентичности названию памятника.

После того как выяснилось, что товарно-сырьевая биржа в Петербурге легко помещается в одной комнате и все торги производятся в электронном виде, про «историческое предназначение» поспешили забыть. Но музей всё-­таки перевезли.

По информации самих музейщиков, последние экспонаты переехали на новую площадку еще в феврале.

Президент международной группы компаний «Городской центр экспертиз» Александр Москаленко уверен: выселение Центрального Военно-Морского музея из здания — абсолютно непродуманный ход: «Кто сказал, что музей в центре города — это плохо? При таком раскладе можно начать выселять и Эрмитаж.

Зато были потрачены колоссальные деньги на реконструкцию нового помещения для музея, на переезд. Всё, что сейчас происходит, — это выселение ради выселения. В результате здание Биржи никому не нужно! Звучат предложения о создании нового выставочного зала.

Но я не вижу особой логики в том, чтобы сначала убрать экспозицию, а потом на её месте создать другую».

Увы, поезд ушёл, и теперь здание Биржи нуждается в новом применении. Предложений хватает: например, член петербургского отделения Союза архитекторов России Валентин Гаврилов предлагает открыть здесь Морской музей Петра Великого, как того хотел император Николай II.

Схожую идею высказывают в КГИОПе, считая, что лучше всего использовать здание для популяризации воинской славы.

ПОЧЕМУ Я ПЕРЕЕХАЛА ИЗ ОБЩАГИ? Прописка, Цена и Влог с Переезда || Alyona Burdina


Читайте также: