Андрей костюгов: «творчества без любви не бывает».

Белорусский композитор Андрей Костюгов. Композитор и поэт Андрей Костюгов
С большинством звезд белорусской эстрады Андрей Костюгов в буквальном смысле породнился.

По-другому и быть не может, ведь он делится с ними тем, что одни пафосно называют «детищем», а другие просто – «детьми». Речь, конечно, идет о песнях, которыми композитор и поэт Андрей Костюгов щедро делится со своими друзьями и коллегами.

Список артистов, исполняющих его произведения, внушителен, но каждого из них Андрей помнит и готов снова и снова предлагать то, что им больше всего в данный момент необходимо. Песни Костюгова исполняют “Песняры”, Искуи Абалян, Корриана, Полина Смолова, Вера Каретникова, Доменика, girl band Лас Вегас, Наталья Тамело, Нилс, украинская исполнительница Ирина Ярина и другие.

Первые записи песен Костюгова появились неожиданно даже для самого автора. Причем, о существовании «первенцев» он узнал уже, будучи состоявшимся и востребованным песенником. «Сейчас в интернете можно наткнуться на песни, которые я пою под гитару. Качество винтажное.

В 1984 году я приехал на побывку из армии, и друзья собрались у меня дома на «квартирник». Как обычно это бывало – на столе вино, комната забита людьми. Пели я и мой друг Саша Капич. По очереди.

Саша давно уже доктор наук по микробиологической части. Профессор. (Кстати, песня Натаны «Замри и жди» написана им.

Я просто сделал новый текст, подходящий по духу исполнителю.) Этот квартирник был записан на бобину и уехал в Узбекистан. Когда появились «Одноклассники», все и вскрылось.

Я еще и не думал всерьез заниматься эстрадой, а где-то далеко люди уже слушали мои песни и им это нравилось».

Как и для любого творческого человека, для Андрея Костюгова очень важно находиться в среде единомышленников, братьев по цеху. Хотя главное происходит дома.

«Живу за городом, есть приличная домашняя студия. Кое-что можно делать набело, не выходя из дома. Основная же работа по трекингу и сведению делается в стационарных студиях.

Спасибо Алексею Зайцеву, Виктору Гришанову, Геннадию Сыроквашу. Работаю в качестве автора текстов с композиторами Леонидом Шириным, Нилсом, Сергеем Сухомлиным, Искуи Абалян, Сашей Немо, Максом Алейниковым.

Начал работать с композитором Александром Обуховым. Конечно, самый плотный творческий союз – с Леонидом Шириным. Собственно говоря, он меня на эту кухню и привел когда-то. А первое «блюдо» оценил продюсер Андрей Калина.

За что ему и спасибо бесконечное».

Андрей костюгов: «творчества без любви не бывает».

Среди своих самых больших жизненных удач Андрей Костюгов отмечает любовь и поддержку жены Аллы. Именно она помогла Костюгову найти себя в профессии, ставшей любимым делом. «Мне повезло, прежде всего, в том, что я удачно женился. Моя жена Алла – художник.

Преподает композицию в художественном училище. Все, к чему она прикасается, становится волшебно красивым. Наш дом – избушка из сказки.

Каждый год на мой день рождения она дарит мне тысячу тюльпанов. Весь огород красный.

Соседи недоумевают – зачем столько цветов not for sale. Если бы не Алла, я бы, наверное, никогда не решился заняться таким ненадежным делом – сочинительством».

Делать то, что нравиться, то, что по душе, получается далеко не у всех людей. Андрей Костюгов в этом плане – счастливый человек.

Ведь у него есть любимое занятие, и всегда есть настроение. «Проект «Натроение» — работа в кайф. Там я, какой есть.

Проект некоммерческий, хотя успешный. Огромную роль играет исполнитель Виталий Новиков. Он и главный судья, и партнер, и продюсер. А главное – друг. Он очень занятой человек, но для музыки время всегда находит.

Работает самоотверженно. Иногда мне кажется, что это главное его дело.

Может быть я слишком субъективен — друг все-таки. Но если мы не обожаем своих друзей, значит что-то не в порядке».

Творчества без любви не бывает – считает Андрей Костюгов. Это творческое кредо ярче всего проявляется в работе с артисткой Натаной. «Иначе не будет волшебства. Я искренне люблю Натану, и она чувствует это. Когда пишу для нее – частично превращаюсь в женщину.

Я вообще в одной из прошлых жизней был женщиной. Меня расстреляли в каком-то подвале.

В начале двадцатого века. Увидев этот сон в очередной раз, с возмущением просыпаюсь. Не зря в песне «Бананамама» фигурирует Мата Хари.

Прошлые жизни До и После как-то не запомнились».

Язык музыки универсален и интернационален. Что касается текстов песен, то здесь всегда можно все начать с чистого листа.

И Андрей Костюгов не боится пробовать выражать свои мысли и чувства на самых разных языках. Желание и возможности для этого есть. «Добрая половина моих текстов написана по-английски.

Несколько штук по-французски, слышу иногда в эфире. Работал в «Интуристе» переводчиком польского языка. Возил туристов по СССР. Не так давно преподавал в инязе литовский язык.

Две песни на белорусском языке издал. По образованию я лингвист, окончил Вильнюсский университет как раз в год его четырехсотлетия.

Даже глиняную медаль вручили по этому поводу».

Создание песни для Костюгова – это не только вопрос ремесла, это также и мостик к более тонкому восприятию мира, возможность видеть и чувствовать то, что находится за гранью реального. «Реальный мир и выдуманный сливаются после достижения определенных успехов в медитации. На короткое время.

А медитирую посредством сочинения песен. Когда не получается как хочу — чувствую себя ужасно, разваливаюсь на куски.

Убегаю за двести километров на рыбалку, стараюсь не думать о работе. Когда, наконец, получается, испытываю ни с чем несравнимое наслаждение».

О том, как связана его внешность с внутренним миром, Костюгов говорит с иронией: «Внешне я вряд ли похож на композитора или поэта. Да я не композитор и не поэт, я сочинитель песен, текстов к песням, музыки к текстам.

В прошлом году Андрей Макаревич пошел на выступление Натаны. Послушал и сказал обо мне: «…а с виду лесоруб — лесорубом».

Одной из своих самых необычных работ Андрей Костюгов называет текст гимна Кирпичного завода №2. Невыполнимая, казалось бы, задача была воспринята автором как творческий вызов. «Действительно, как написать, чтоб самому понравилось? Заводу исполнялось 80 лет.

Я быстро просчитал, что КЗ №1 был построен еще при царе, а этот — сразу после гражданской войны. Начиналась новая эпоха в судьбе Минска. А кирпичи — хлеб новостроек.

Пиши об истории города и получится гимн Кирпичного завода номер два».

В работе песенника, как и в любой другой профессии, существуют определенный принципы и законы. Но есть одно правило, которому Костюгов верен и которое всегда помогало ему создавать нечто необычное и запоминающееся: «Классная песня не должна быть слишком гладкой.

Все идеальное, симметричное, гладкое — скучно. Легкая шероховатость приветствуется.

Она оживляет».

Дмитрий Маликов \


Читать также:

Читайте также: