Американский профессор оценил последствия ядерного удара по россии, но в вашингтоне уже имеют в виду иран

Американский профессор оценил последствия ядерного удара по россии, но в вашингтоне уже имеют в виду иран

Профессор Джорджтаунского университета Мэтью Кроэниг в монографии «Логика американской ядерной стратегии: почему важно стратегическое превосходство» оценил последствия возможного ядерного удара России по США.

Как сообщает журнал The National Interest, согласно прогнозу профессора, в результате первого ядерного удара России в США будет уничтожен 131 американский город с населением в 70 миллионов человек, а второй — приведет к уничтожению еще 12 городов и 28 миллионов человек.

«Если США сократят арсенал межконтинентальных баллистических ракет, то второй удар России приведет к 82 миллионам жертв, так как россиянам не придется защищаться от ответного нападения Вашингтона», — говорится в монографии профессора Кроэнига.

Очевидно, американский ученый имеет в виду ответный удар который автоматически нанесет по США российская система «Периметр», названная на Западе «Мертвой рукой».

Согласно открытым источникам, эта система управления ядерными ударами состоит из сети специальных датчиков и канала связи с системой предупреждения ракетного нападения. Как только на датчики поступает информация о радиоактивности, свидетельствующая о подрыве на территории России ядерных боеприпасов, автоматически подается команда на такой же автоматический запуск ракет, оснащенных передатчиками сигналов, выдающими коды боевого управления на старт российских ядерных средств.

Иными словами, эта система ответного удара уже никак не зависит от человеческого фактора, и действует самостоятельно, даже когда некому будет отдавать команду об «ударе возмездия».

«Периметр» остается одной из самых секретных вещей, которые вообще у нас есть», — цитирует РБК военного эксперта, заместителя директора Института политического и военного анализа Александра Храмчихина, — «Эта система инициирует ответный удар по США даже в том случае, если все руководство России погибло от их первого удара».

Книга профессора Мэтью Кроэнига — далеко не первый опыт изучения последствий ядерного удара по России. Еще в 50-е годы прошлого века в американских СМИ время от времени «всплывали» подробности плана «Дропшот», согласно которому США могли поразить как минимум 80 целей на территории Советского Союза, включая все города-миллионники, крупные и стратегически важные военные и промышленные объекты.

Большинство российских экспертов считают появление нынешней журнальной публикации об «апокалиптической» монографии американского ученого не простой случайностью, а попыткой создать некий информационный фон для возможных непопулярных решений, которые может принять администрация Дональда Трампа, например, в связи с корейским, или иранскими кризисом. Однако политологи говорят и о том, что монография профессора Кроэнига носит «чисто научный характер» и не имеет никакого отношения к реальной политике США.

«Сейчас все понимают, что элемент сдерживания в условиях наличия стратегического ядерного арсенала у обеих сторон настолько силен, что именно он обеспечивает глобальную безопасность, что ни одна из сторон не применит ядерное оружие в разумных условиях, а потому и практических целей публикации такой информации нет», — сказал в эфире радио Sputnik американист, доцент кафедры американских исследований Санкт-Петербургского государственного университета Григорий Ярыгин.

Но с такими утверждением можно и поспорить, если предположить, что «ядерные» публикации в американских СМИ действительно призваны создать нужный Белому дому фон для потенциальных решений президента Трампа по Ирану и Северной Корее. «Русская угроза» здесь проецируется на «иранскую» или «северокорейскую», хотя в Вашингтоне понимают, что ни Иран, ни Северная Корея, в отличие от России, не способны нанести по США уничтожающий удар.

А значит, такой уничтожающий удар, например, по Ирану, могут нанести США, особенно учитывая, что Дональд Трамп еще во время своей избирательной кампании в 2016 году не раз заявлял о своем желании «сменить режим диких фанатиков в Тегеране».

Если вспомнить недавний скандал с обнародованием премьер-министром Израиля Биняьмином Нетаниягу секретных документов, свидетельствующих о продолжении иранских разработок в сфере создания ядерного оружия, и обещания Трампа выйти из «ядерной сделки» с Ираном уже 12 мая, можно с большой долей вероятности предположить, что в Вашингтоне решили начать информационную подготовку к возможной войне с Ираном.

О вероятности такой войны говорят и приготовления Израиля, где ЦАХАЛ (Армия обороны Израиля — ред.) уже рекомендовал соблюдать меры безопасности жителям северных районов страны, граничащих с Голанскими высотами, на сирийской стороне которых обосновались отряды иранского «Корпуса стражей исламской революции» и подконтрольной Тегерану ливанской «Хезболлы», считающейся в США и Израиле террористической организацией. Не исключено, что Вашингтон уже договорился с Тель-Авивом о нанесении совместного ракетного удара по объектам иранцев и «Хезболлы» на территории Сирии и Ливана.

Европейские союзники США без энтузиазма воспринимают такую ситуацию.

Сейчас президент Франции Эммануэль Макрон, канцлер ФРГ Ангела Меркель, и даже обычно кровожадный министр иностранных дел Великобритании Борис Джонсон, пытаются отговорить Трампа от силового решения иранской проблемы и настаивают на введении жестких санкций против Тегерана, если выяснится, что иранцы действительно не прекращали ядерных исследований.

Позиция Москвы по ядерной сделке с Ираном остается неизменной: Россия против силовых методов решения этой проблемы. Владимиру Путину придется принимать нелегкое решение.

И Трамп, и Макрон, и Нетаниягу просят его присоединиться к антииранской коалиции сколачиваемой сейчас Вашингтоном. Естественно, в Москве не хотят портить отношения с Израилем, кровно заинтересованным в «выдавливании» иранских военных и боевиков «Хезболлы» из Сирии.

Но в Москве не хотят портить отношения и с Ираном, тем более, что в этой стране у российских нефтегазовых гигантов «Газпрома» и ЛУКОЙЛа уже есть большие и весьма выгодные проекты.

В этом узле противоречий нельзя забывать и о Башаре Асаде, который не может порвать отношения с Тегераном, хотя бы потому, что в течение двух лет до прихода России в Сирию, правительство Асада могло сопротивляться натиску «Исламского государства» (запрещенная в РФ международная террористическая группировка – ред.), а заодно и атакам боевиков местной «гражданской оппозиции», только благодаря эффективным наземным военным операциям иранцев.

Какое решение примет Дональд Трамп 12 мая, и что он предпримет после этого, сегодня не знает никто, кроме самого Трампа и его ближайших советников.

Но месяц назад, 11 апреля, экс-президент США Джимми Картер предостерег Дональда Трампа от ударов по иранским военным объектам в Сирии.

«Ядерный удар в Сирии может стать катастрофой для всего человечества», — сказал 39-й президент США в интервью агентству Associated Press, — «Я молюсь о том, что Трамп сохранит нашу страну в мире, и не преувеличит и не усугубит вызовы, исходящие от КНДР, России или Сирии».

При этом Джимми Карьер отметил, что «даже менее значительная военная атака – опасная вещь, которая может выйти из-под контроля».

Примечательно, что это заявление Картер сделал в тот же день, когда Дональд Трамп написал в Twitter, что «России стоит быть готовой сбивать ракеты, выпущенные по Сирии». Именно в этом заявлении Трамп назвал американские ракеты «хорошими, новыми и умными».

14 апреля США, Великобритания и Франция нанесли по Сирии ракетный удар в наказание за химическую атаку Асада в Восточной Гуте», хотя никаких доказательств причастности Башара Асада к этой «химической атаке» нет до сих пор, да и сам факт этой «атаки» уже ставится под сомнение не только Россией, но и международными экспертами ОЗХО.

Остается надеяться, что Дональд Трамп, принимая решение по Ирану, исключит силовой вариант, и, не исключено, попытается договориться с Владимиром Путиным о совместном осуждении нарушения Тегераном ядерной сделки и поддержке Россией новых антииранских санкций в Совете Безопасности ООН.

Возможно, санкции против Ирана сегодня остаются самым «мягким» решением, поскольку они, как минимум, приостанавливают сползание ситуации к «горячей» военной фазе.

Петр Сергеев

США боятся ядерных ударов РФ


Читать также:

Читайте также: